Православная классическая гимназия (ПКГ) "Радонеж" (Москва, Ясенево) - негосударственная средняя общеобразовательная школа Православная классическая гимназия (ПКГ) "Радонеж" (Москва, Ясенево) - негосударственная средняя общеобразовательная школа
Директор:
Тишков Михаил Борисович
Учредитель:
Общество "Радонеж"
117574, Москва, пр-д Одоевского, 13
Тел./факс: (495) 423-51-22
info@gymnasia-radonezh.ru

Открытый урок Дмитрия Белюкина

«Православной классической гимназии «Радонеж» с уважением к вашей кропотливой и необходимой работе с маленькими гражданами на благо и процветание России» - такой автограф народный художник России Дмитрий Белюкин оставил на каталоге своих работ, который подарил педагогам гимназии. Недавно в ней открылась его выставка из пушкинской серии.

Юные барышни Осиповы-Вульф, и сам Пушкин - еще гимназист – на отдыхе в Михайловском, вид на Сороть и Савкину горку... Автору удалось столь гармонично и полно воссоздать реалии и даже аромат любимой им эпохи первой четверти 19 в., что это не оставляет зрителей равнодушными и два века спустя. Сегодняшние гимназисты с интересом отнеслись и к выставке, и к художнику. Ее открытие по традиции началось с молитвы, которую возглавил священник А. Дарашевич. Настоятелю церкви Пресвятой Троицы в заповедной усадьбе Поленово тоже оказалось близко творчество Д. Белюкина:

- Всякая встреча с настоящим искусством – это неожиданность. Понимаешь, что ты попал в какой-то особый мир. Я ценю творчество этого художника, тем более радостно было в стенах вашей замечательной школы встретиться с его картинами. Это, без преувеличения, чудо. В них, как в капле, отражается окружающий нас мир, и как будто приоткрывается оконце в мир, нам еще неведомый. А из него веет чистотой, радостью, даже милостью Божией. Как удается из красок, линий создать этот мир? Это тоже чудо. Видно, смогла душа сама почувствовать и попросила у Господа возможности передать это свое ощущение другим, нам с вами.

Гимназисты и педагоги, собравшиеся на встречу с Дмитрием Анатольевичем Белюкиным, ожидали, по-видимому, что по заведенной традиции художник станет рассказывать о себе и своем творчестве. Однако он выбрал жанр диалога, начав со своего любимого произведения своего любимого поэта. На просьбу прочесть что-нибудь из «Евгения Онегина» слушатели вначале откликнулись смятенным гулом. Когда первое замешательство прошло, старшеклассница Даша, волнуясь, прочла отрывок из письма Татьяны. В награду за точные ответы художник вручал автограф - открытки своих иллюстраций к этой поэме А. С. Пушкина.

- Согласитесь, ребята, мы только что прослушали отрывок, какие прекрасные слова! Как тонко и точно чувствует поэт все переживания юной души. Я знаю поэму наизусть, тех, кто ее не читал, поздравляю с тем, что вам это еще предстоит. А те, кто ее изучил, пусть не думают, что это их последняя встреча с Пушкиным. Поверьте, эта книга в каждом возрасте будет читаться вами по-новому.

В разговор вступил председатель общества «Радонеж» Е.К. Никифоров, приглашая гостя поразмышлять над тем, что составляет суть профессии художника. Главное в ней, - считает Д. Белюкин, - любить свое дело, чтобы оно было в радость. Но это не исключает и огромного трудолюбия, напряженной повседневной работы. Сам Д. Белюкин, по свидетельству искусствоведа О. Хлебниковой, и есть истинный художник-труженик, унаследовавший от старых мастеров не только особую технологию масляной живописи, но и главную заповедь терпеливого и длительного труда: «Вдохновение должно застать меня за работой».

Но вернемся в домовую церковь гимназии, где проходила встреча с народным художником России. «Каковы критерии подлинного произведения искусства»? – просит пояснить юным слушателям Е.К. Никифоров, взявший на себя роль ведущего встречи.

- Мне кажется, один из главных ориентиров – это искусство, проверенное временем и историей, основанное на национальных корнях. А так же исполненное духа веры. Навязываемая нам сегодня масс-культура не только чужда, она враждебна России. Это дух другого мира, который мы тут и обсуждать не будем, не тем будь помянут. Мы сидим с вами вот под иконами, с батюшкой, и знаем, что основа нашей культуры – православие. Вот, кстати, кто может назвать какую-нибудь из работ кисти Сурикова, что он написал?

Не сразу, но в результате дискуссии и консультаций с педагогами все же удалось коллективно вспомнить и «Боярыню Морозову», и «Утро стрелецкой казни». Зато твердо знали автора картины «Три богатыря» и вместе пришли к выводу, что делает эти полотна шедеврами живописи – верность правде истории, безусловный талант и православное мировоззрение художников. Далее Дмитрий Анатольевич не менее двух уроков без перерыва отвечал на вопросы и задавал свои. Ребят интересовало, какое образование он получил и как замысел воплощается в образ, а затем и в произведение. Ну а художник с не меньшим интересом хотел знать, что они читают, насколько хорошо знают Пушкина, бывали ли в Михайловском и на Бородинском поле. Кстати, здесь от литературы и живописи разговор вновь вернулся к истории:

- Знаете ли вы, что у князя Александра Невского была дилемма: идти воевать против Орды или против недругов с Запада. Почему он выбрал второе?

- Потому что они хотели Русь обратить в свою веру!

- Ответ правильный, хотя и непростой. Именно так, татары довольствовались данью, не посягали на веру и не уследили, как в недрах земли русской вырос ее игумен Сергий Радонежский. А те-то как раз очень хотели перекрестить Русь, тот же крестовый поход, который во многом нынешними папами осуществляется тайно и явно. Поэтому тем более, необходимо всем нам защищать православие как свою опору и основу единства нации.

Это лишь несколько штрихов к встрече Д. Белюкина с педагогами и воспитанниками гимназии «Радонеж», которая вылилась в своеобразный открытый урок по искусствоведению, литературе, истории Отечества, урок гражданственности и патриотизма. Поэтому беседу с художником я начала с вопроса, почему в череде своих выставок он посчитал важным присутствовать именно на этой, в небольшой гимназии на окраине Москвы.

- Вы правы, персональная выставка моих работ – около двухсот картин – продолжает путешествие по городам Центрального федерального округа. Это Тамбов, Липецк, Орел, Курск и я только что вернулся с ее открытия в Белгороде. И все же мне радостно, что есть такие школы как «Радонеж», где такие замечательные дети и любящие их высокопрофессиональные педагоги, где образование неотрывно от православия, потому и откликнулся на приглашение, тем более, что такая встреча как раз укладывается в рамки проекта моих выставок. Его идея высказана Г.С. Полтавченко (представитель президента России по ЦФО). Похожие встречи состоялись во многих из этих городов. К примеру, в Тамбове меня впечатлили дети из художественной школы – образованные, начитанные, совсем не провинциального уровня подготовки. А потом на выставку привели учеников из технического училища. Они еще подростки, а уже такая нравственная глухота, откровенный цинизм и реакция примерно такая: «Ну что, дядя, нормально нарисовал, а почем это можно продать»? И при этом такое равнодушие в глазах! Но я все же переломил тональность разговора, сумел их заинтересовать тем, что Онегин – это своего рода панк того времени. Это ведь так, он придерживался авангардной моды и взглядов, говоря современным языком. А дальше они уже начали прислушиваться, может, что-то и запало в душу.

- Не упущено ли время, чтобы ее питать? К примеру, Ваш отец, известный график Анатолий Белюкин, с детства воспитывал в Вас художника?

- Боюсь, что в том случае процесс необратимый. Но лучше, как известно, начать позже, чем никогда. Кто знает, действительно, каким был бы мой выбор, если бы не отец. Но он не готовил меня «на художника», просто с младенчества учил видеть красоту – во всем, в повседневности. Красоту рассветов, когда ходили удить рыбу. Говорил: «Посмотри, как отражается свет на воде», обращал внимание на фактуру коры дерева... С четырехлетнего возраста вывозил меня в деревеньку Терехово на Валдае, которую я, коренной москвич, считаю малой родиной. И я имел счастье ездить на лошадях в ночное, видеть цветущий лен, Троицкие хороводы, чего уже, наверно, нынешние даже сельские дети почти лишены. Дом был полон книг по искусству, русской иконе, костюму. Так что Московская художественная школа была органичным продолжением моего интереса к живописи и графике. Но освоить технику может всякий, а научиться замечать красоту в обыденном - далеко не каждый даже из профессионалов.

- Здесь, в гимназии, представлены работы из серии памяти А.С. Пушкина. Как «заболели» этой темой?

- Это вы точно сказали – заболел.

- Это не я, а Г.Н. Василевич, директор Пушкинского музея-заповедника Михайловское так утверждает...

- Да, это и вправду болезнь неизлечимая, но радостная. У нас, первокурсников суриковского института, мастерской портрета, была практика в Эрмитаже. Белыми ночами я гулял по городу, который еще хранил образ прежнего, времен Пушкина и Достоевского. А второй месяц мы жили в Царском Селе, собирая материалы и впечатления к картине «Пушкин на экзамене в Лицее». Задание, как я теперь понимаю, было заведомо невыполнимым, суть его было в том, чтобы мы там нашли что-то свое. Так вот я там столько тем обрел, что до сих пор запас не иссяк. А еще через два года побывал в Михайловском, там-то и окончательно заболел. Теперь это мой родной дом, я там живу подолгу. Еще совсем юношей был пригрет и обласкан легендарным С.С. Гейченко (хранитель музея 40-80-ых лет). Он был старик суровый и не всех жаловал, тем более из нас, желторотых студентов. Думаю, судил не столько по творчеству, сколько по отношению к делу и к Пушкину. Хотя был у меня почти анекдотический случай, когда он, наконец, согласился позировать у своей живописной баньки. Но этюд не был закончен, а наутро я его не нашел и долго сокрушался, что кто-то позарился на оставленный на месте работы этюдник. Он отнесся ко всему стоически и пригласил пить чай. И тут я поднимаю глаза и вижу… мой незавершенный этюд уже в рамке! А он лишь посмеивается, но работа так и осталась в семье.

Кстати, именно Семен Степаныч благословил идею «поселить» персонажей поэмы «Евгений Онегин» в Михайловском, Тригорском. И в этом не было натяжки, поэт утверждал, что в ее деревенских главах он изобразил свою жизнь в деревне. Именно эти мои иллюстрации вошли в последнее издание, которое в 2003 году вышло в издательстве «Андреевский флаг».

- Тема не закрыта?

- Нет, я работаю над идеей «Аллея Керн». Вы помните эти двухсотлетние липы, которые в свою очередь помнят Пушкина и его гостей. Пишу их портреты – большие холсты с тщательной прорисовкой, ведь они тоже не вечны, пусть останется память. И в разное время года. Сделано уже пять работ, серия будет представлена на апрельской выставке в Академии художеств. Это уже не просто деревья, а своего рода артефакт, ведь они единственные, что уцелело после уничтожения усадьбы после переворота. Одна моя знакомая защищала диссертацию по истории усадеб и чуть не стала в свое время диссиденткой. Ведь было целое движение по уничтожению усадеб как пласта русской культуры. По указанию чекистов их планомерно сжигали свои же крестьяне, а за перевыполнение плана награждали. Не пережило Михайловское и немецкую оккупацию, все вновь восстанавливали из руин. Так что «Аллея Керн» и об этом тоже.

- Значительный пласт в Вашем творчестве составляют несколько серий и тем, которые можно определить названием «Святыни Православия».

- Все тоже начиналось довольно давно Еще не будучи воцерковленным, я много ездил по русскому Северу, а он никого не оставит равнодушным. Валаам, Соловки – все откладывалось на полочки памяти. Потом довелось побывать на греческих островах. Их храмы, святыни, икона, написанная евангелистом Лукой – все это такой пир духа для впечатлительной натуры! Эти переживания воплощались и в живописи, и в графике. А на Святой горе Афон я жил почти три недели, побывал и зимой, когда эта непрестанная молитва имеет и зримое, если можно так сказать, выражение. Представляете, проплываешь вдоль берегов, а над монастырями в мороз всюду поднимаются дымки – братия предстоит Богу, трудится, ведет духовную брань. Все это воплощалось в серии работ. И совсем отдельная тема – Святая Земля. Я счастлив, что мне там тоже довелось пожить, знаю город теперь в подробностях. И чем дольше там живешь, тем больше возникает тем и идей. Сам храм Гроба Господня как город в городе. Место святое, таинственное, скорбное, поэтому тема неисчерпаемая. Россия потеряла по недомыслию тогдашних правителей все, что имела там, представьте, что только наш колокол на греческой ныне колокольне может перекрыть истошный магнитофонный крик муллы. Он, слава Богу, все же звучит, люди славят Бога, может, вымолим, что вернутся к нам наши владения, и колокол, когда-то отлитый тщанием какого-то русского купца, вновь обретет «русское гражданство»... А пути Промысла Божия и вправду неисповедимы. Вот у меня в серии «Иерусалим» есть храм Марии Магдалины, через него вид на Старый город я писал. Храм, как известно, принадлежит РПЦЗ, матушка Елизавета неплохо пишет акварелью, и я помогал организации ее выставки здесь, в Москве. А потом по благословению Синода именно из этого храма святые мощи преподобной княгини Елизаветы Федоровны и инокини Варвары посетили Россию. И мне довелось вместе с сопровождавшим святыню епископом Бостонским Михаилом объехать всю нашу Россию. Такую милость оказала мне преподобная, показав не только Иерусалим, но и Дальний Восток, куда я так и не собрался бы, и это было нереально. И это тоже стало одной из моих тем, надеюсь, не последней в серии «Святыни Православия».

А. Арендаренко

Создание сайта: Pavrona © Православная классическая гимназия "Радонеж", 2000-2016.
При использовании материалов обязательна ссылка на сайт гимназии: www.gymnasia-radonezh.ru
117574, Москва, пр-д Одоевского, 13
Тел./факс: (495) 423-51-22
Orthodox Christianity.ru