Православная классическая гимназия (ПКГ) "Радонеж" (Москва, Ясенево) - негосударственная средняя общеобразовательная школа Православная классическая гимназия (ПКГ) "Радонеж" (Москва, Ясенево) - негосударственная средняя общеобразовательная школа
Директор:
Тишков Михаил Борисович
Учредитель:
Общество "Радонеж"
117574, Москва, пр-д Одоевского, 13
Тел./факс: (495) 423-51-22
info@gymnasia-radonezh.ru

МХК. 8 класс

  26.04 03.05 17.05 Рисунок Дон Кихот IV четверть ГОД
  Монолог Гамлета            
Алексеев Сергей              
Иншутина Агафья 2 5 2 5   4 4
Касаткин Сергей   4 2 5   4 4
Кириенко Татьяна 2 5   55   4 5
Мальцев Алексей 2 5   5   4 5
Розина Ангелина 5 5 5 5   5 5
Степанов Володя 2 2 5-     3 3
Ушков Евгений   2          
Фадеева Лиза 2   2 5 5 4 4
Шурхай Саша 2 2 2 5   3 4
Домашнее задание на 24 мая.
Трансформация образа Дон Кихота в мировой культуре. Письменно. 

Домашнее задание на 11 мая.
СДАТЬ МОНОЛОГ ГАМЛЕТА.
СОНЕТ одно задание на выбор:
1. Сочинить
2. Перевести
3. Выучить наизусть.
Домашнее задание на 2 мая.

Творческий проект "Цитата Шекспира". Высказать свое понимание слов 
(цитаты раздавались в классе на уроке, тот, кто не смог получить листок с текстом выбирает сам слова Шекспира) в любом виде искусства. 
Критерии оценки работ:
1. Восприятие текста: 
  • многоплановость или однозначность слова автора
  • актуальность высказывания
  • контекст цитаты
  • смысловые аллюзии в мировой культуре
2. Качество исполнения.

Домашнее задание на 26 апреля
Монолог Гамлета наизусть. 

Домашнее задание на 23 марта.
1. Сделать иллюстрацию на строчку из начала трагедии "Ромео и Джульетта". Работу выполнить СТРОГО на листе А4 в горизонтальном положении:
Две равно уважаемых семьи - Алексеев Сережа
В Вероне, где встречают нас событья, - Касаткин Сережа

Ведут междоусобные бои - Алеша
И не хотят унять кровопролитья. - Саша

Друг друга любят дети главарей, - Агаша
Но им судьба подстраивает козни, - Володя

И гибель их у гробовых дверей - Женя
Кладет конец непримиримой розни. - Лиза

Их жизнь, любовь и смерть и, сверх того, - Ангелина
Мир их родителей на их могиле - Таня

На два часа составят существо
Разыгрываемой пред вами были. - Лиза
Помилостивей к слабостям пера -
Их сгладить постарается игра. - Таня

Обложка- Агаша

2.  Посмотреть экранизацию "Гамлета" на ваш выбор:

1900 Flag of France.svg Франция Дуэль Гамлета Le Duel d'Hamlet Сара Бернар Морис Клеман
1907 Flag of France.svg Франция Гамлет Hamlet возможно Жорж Мельес Жорж Мельес
1908 Flag of Italy.svg Италия Гамлет Amleto Джузеппе Де Лигуро
1908 Flag of France.svg Франция Гамлет Hamlet Жак Гретийя Генри Дефонтен
1908 Flag of Italy.svg Италия Гамлет Amleto Луча Комерио
1909 Flag of France.svg Франция Гамлет Hamlet Жан Муне-Сюлли Жерар Буржуа
1910 Flag of Denmark.svg Дания Гамлет Hamlet Альвин Неусс Аугуст Блом
1910 Flag of Italy.svg Италия Гамлет Amleto Данте Капелли Марио Казерини
1910 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Чарльз Рэймонд Уильям Баркер
1912 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Чарльз Рэймонд Чарльз Рэймонд
1912 Flag of Russia.svg Россия Гамлет
1913 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Джонстон Форбс-Робертсон Хэй Пламб
1914 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Эрик Уильямс
1914 Flag of Italy.svg Италия Гамлет Amleto Хэмилтон Ревелл Артуро Амбросио
1915 Flag of Russia.svg Россия Гамлет возможно, Павел Орленев
1917 Flag of Italy.svg Италия Гамлет Amleto Руджеро Руджери Элеутерио Родольфи
1921 Flag of Germany.svg Германия Гамлет Hamlet Аста Нильсен Свен Гад & Хайнц Шелл
1942 Флаг США (48 звёзд) США Быть или не быть To Be or Not to Be Кэрол Ломбард Эрнст Любич
1948 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Лоренс Оливье Лоренс Оливье
1964 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет в Эльсиноре (англ.)русск. Hamlet at Elsinore Кристофер Пламмер Philip Saville[de]
1964 Flag of the Soviet Union.svg СССР Гамлет Иннокентий Смоктуновский Григорий Козинцев
1969 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Никол Уильямсон Тони Ричардсон
1969 Flag of the Soviet Union.svg СССР Гамлет Марис Лиепа С.Евлахишвили
1970 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания
Flag of the United States.svg США Гамлет Hamlet Ричард Чемберлен Питер Вуд
1976 Flag of Turkey.svg Турция Женский Гамлет İntikam Meleği Фатма Гирик Мэтин Эрксан
1983 Flag of the United States.svg США Быть или не быть To Be or Not to Be Мел Брукс Алан Джонсон
1983 Flag of Canada.svg Канада Сдержанный напиток Strange Brew Рик Моранис Рик Моранис & Дэйв Томас
1987 Flag of Finland.svg Финляндия Гамлет идёт в бизнес Hamlet liikemaailmassa Пиркка-Пекка Петелиус Аки Каурисмяки
1990 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Мел Гибсон Франко Дзеффирелли
1990 Flag of the United States.svg США Нью-Йоркский фестиваль Шекспира New York Shakespeare Festival Кевин Клайн Кирк Броунинг & Кевин Клайн
1992 Флаг России (1991-1993) Россия Шекспир: трагедии и комедии
1995 Flag of Italy.svg Италия Секс Гамлет X Hamlet Кристоф Кларк Лука Домиано
1996 Flag of Italy.svg Италия Гамлет Ⅱ Hamlet Ⅱ Кристоф Кларк Лука Домиано
1996 Flag of the United States.svg США
Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Кеннет Брана Кеннет Брана
1998 Flag of the United States.svg США Пусть дьявол носит чёрное Let the Devil Wear Black Джонатан Бэнкс Стэйси Тайтл
2000 Flag of the United States.svg США Гамлет Hamlet Кэмпбелл Скотт Кэмпбелл Скотт
2000 Flag of the United States.svg США Гамлет Hamlet Итан Хоук Майкл Алмерейда
2006 Flag of the People's Republic of China.svg КНР Банкет 夜宴 Дэниэл У Яньцзу Фэн Сяоган
2009 Flag of the United Kingdom.svg Великобритания Гамлет Hamlet Дэвид Теннант Грэгори Доран
2009 Flag of Russia.svg Россия Гамлет. XXI век Гела Месхи Юрий

НО ЛУЧШЕ ЭТОТ:
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%93%D0%B0%D0%BC%D0%BB%D0%B5%D1%82_(%D1%84%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC,_1964)

 

3. Выучить монолог Гамлета в оригинале или в одном из переводов на ваш выбор:.

William Shakespeare:


To be, or not to be: that is the question:
Whether 'tis nobler in the mind to suffer
The slings and arrows of outrageous fortune,
Or to take arms against a sea of troubles,
And by opposing end them? To die: to sleep;
No more; and by a sleep to say we end
The heart-ache and the thousand natural shocks
That flesh is heir to, 'tis a consummation
Devoutly to be wish'd. To die, to sleep;
To sleep: perchance to dream: ay, there's the rub;
For in that sleep of death what dreams may come
When we have shuffled off this mortal coil,
Must give us pause: there's the respect
That makes calamity of so long life;
For who would bear the whips and scorns of time,
The oppressor's wrong, the proud man's contumely,
The pangs of despised love, the law's delay,
The insolence of office and the spurns
That patient merit of the unworthy takes,
When he himself might his quietus make
With a bare bodkin? who would fardels bear,
To grunt and sweat under a weary life,
But that the dread of something after death,
The undiscover'd country from whose bourn
No traveller returns, puzzles the will
And makes us rather bear those ills we have
Than fly to others that we know not of?
Thus conscience does make cowards of us all;
And thus the native hue of resolution
Is sicklied o'er with the pale cast of thought,
And enterprises of great pith and moment
With this regard their currents turn awry,
And lose the name of action.-Soft you now!
The fair Ophelia! Nymph, in thy orisons
Be all my sins remember'd.


М. Вронченко


Быть иль не быть - таков вопрос; что лучше,
Что благородней для души: сносить ли
Удары стрел враждующей фортуны,
Или восстать противу моря бедствий
И их окончить. Умереть - уснуть -
Не боле, сном всегдашним прекратить
Все скорби сердца, тысячи мучений,
Наследье праха - вот конец, достойный
Желаний жарких. Умереть - уснуть.
Уснуть. Но сновиденья... Вот препона:
Какие будут в смертном сне мечты,
Когда мятежную мы свергнем бренность,
О том помыслить должно. Вот источник
Столь долгой жизни бедствий и печалей.
И кто б снес бич и поношенье света,
Обиды гордых, притесненье сильных,
Законов слабость, знатных своевольство,
Осмеянной любови муки, злое
Презренных душ презрение к заслугам,
Когда кинжала лишь один удар -
И он свободен. Кто в ярме ходил бы,
Стенал под игом жизни и томился,
Когда бы страх грядущего по смерти
Неведомой страны, из коей нет
Сюда возврата, - не тревожил воли,
Не заставлял скорей сносить зло жизни,
Чем убегать от ней к бедам безвестным.
Так робкими творит всегда нас совесть,
Так яркий в нас решимости румянец
Под тению пускает размышленья,
И замыслов отважные порывы,
От сей препоны уклоняя бег свой,
Имен деяний не стяжают. Ах,
Офелия. О нимфа, помяни
Грехи мои в своей молитве.


М. Загуляев


Быть иль не быть - вот он, вопрос. Должна ли
Великая душа сносить удары рока
Или, вооружаясь против потока бедствий,
Вступить с ним в бой и положить конец
Страданью...
Умереть - заснуть... и только.
И этим сном покончить навсегда
С страданьями души и с тысячью болезней,
Природой привитых к немощной плоти нашей...
Конец прекрасный и вполне достойный
Желаний жарких...
Умереть - заснуть...
Заснуть... быть может, видеть сны... какие?
Да, вот помеха... Разве можно знать,
Какие сны нам возмутят сон смертный...
Тут есть о чем подумать.
Эта мысль
И делает столь долгой жизнь несчастных.
И кто бы в самом деле захотел
Сносить со стоном иго тяжкой жизни,
Когда б не страх того, что будет там, за гробом.
Кто б захотел сносить судьбы все бичеванья
И все обиды света, поруганье
Тирана, оскорбленья гордеца,
Отверженной любви безмолвное страданье,
Законов медленность и дерзость наглеца,
Который облечен судьбой всесильной властью,
Презрение невежд к познаньям и уму,
Когда довольно острого кинжала,
Чтоб успокоиться навек... Кто б захотел
Нести спокойно груз несчастной жизни,
Когда б не страх чего-то после смерти,
Неведомой страны, откуда ни один
Еще доселе путник не вернулся...
Вот что колеблет и смущает волю,
Что заставляет нас скорей сносить страданья,
Чем убегать к иным, неведомым бедам,
Да, малодушными нас делает сомненье...
Так бледный свой оттенок размышленье
Кладет на яркий цвет уж твердого решенья,
И мысли лишь одной достаточно, чтоб вдруг
Остановить важнейших дел теченье.
О если б... Ах, Офелия... О Ангел,
В своей молитве чистой помяни
Мои грехи.


Н. Кетчер


Быть или не быть. Вопрос в том, что благородней: сносить ли пращи и
стрелы злобствующей судьбины или восстать против моря бедствий и,
сопротивляясь, покончить их. Умереть - заснуть, не больше, и, зная, что сном
этим мы кончаем все скорби, тысячи естественных, унаследованных телом
противностей, - конец желаннейший. Умереть - заснуть, заснуть, но, может
быть, и сны видеть - вот препона; какие могут быть сновиденья в этом
смертном сне, за тем как стряхнем с себя земные тревоги, вот что
останавливает нас. Вот что делает бедствия так долговечными; иначе кто же
стал бы сносить бичевание, издевки современности, гнев властолюбцев, обиды
горделивых, муки любви отвергнутой, законов бездействие, судов своевольство,
ляганье, которым терпеливое достоинство угощается недостойными, когда сам
одним ударом кинжала может от всего этого избавиться. Кто, кряхтя и потея,
нес бы бремя тягостной жизни, если бы страх чего по смерти, безвестная
страна, из-за пределов которой не возвращался еще ни один из странников, не
смущали воли, не заставляли скорей сносить удручающие нас бедствия, чем
бежать к другим, неведомым. Так всех нас совесть делает трусами; так блекнет
естественный румянец решимости от тусклого напора размышленья, и замыслы
великой важности совращаются с пути, утрачивают название деяний. - А,
Офелия. О нимфа, помяни меня в своих молитвах.


Н. Маклаков


Быть иль не быть, - вопрос весь в том:
Что благороднее. Переносить ли
Нам стрелы и удары злополучья -
Или восстать против пучины бедствий
И с ними, в час борьбы, покончить разом.
Ведь умереть - уснуть, никак не больше;
Уснуть в сознании, что настал конец
Стенаньям сердца, сотням тысяч зол,
Наследованных телом. Как, в душе,
Не пожелать такого окончанья?
Да. Умереть - уснуть. Но ведь уснуть,
Быть может, грезить. Вот, и вечно то же
Тут затрудненье: в этой смертной спячке,
Как с нас спадет ярмо земных сует,
Какого рода сны нам сниться могут.
Вот отчего мы медлим, вот причина,
Что наши бедствия столь долговечны.
И кто бы согласился здесь терпеть
Насилье грубое, издевки века,
Неправды деспотов, презренье гордых,
Тоску отвергнутой любви, законов
Бездействие, судов самоуправство
И скромного достоинства награду -
Ляганье подлецов, когда возможно
Купить себе покой одним ударом.
И кто бы захотел здесь ношу жизни,
Потея и кряхтя, таскать по свету,
Когда б не страх чего-то после смерти,
Страх стороны неведомой, откуда
Из странников никто не возвращался,
Не связывал нам волю, заставляя
Охотнее страдать от злоключений
Уже известных нам, чем устремляться
Навстречу тем, которых мы не знаем.
Так совесть превращает нас в трусишек,
Решимости естественный румянец,
При бледноликом размышленье, блекнет;
Стремления высокого значенья,
При встрече с ним, сбиваются с дороги,
И мысли не становятся делами, -
А, это вы, Офелия. О нимфа.
Воспомяни грехи мои в молитвах.


А. Соколовский


Жить иль не жить - вот в чем вопрос.
Честнее ль
Безропотно сносить удары стрел
Враждебной нам судьбы, иль кончить разом
С безбрежным морем горестей и бед,
Восстав на все. Окончить жизнь - уснуть,
Не более, - когда при этом вспомнить,
Что с этим сном навеки отлетят
И сердца боль, и горькие обиды -
Наследье нашей плоти, - то не вправе ль
Мы все желать подобного конца.
Окончить жизнь - уснуть... уснуть, а если
При этом видеть сны... Вот остановка.
Какого рода сны тревожить будут
Нас в смертном сне, когда мы совлечем
С себя покрышку плоти. Вот что может
Связать решимость в нас, заставя вечно
Терпеть и зло, и бедственную жизнь...
Кто стал бы, в самом деле, выносить
Безропотно обиды, притесненья,
Ряд горьких мук обманутой любви,
Стыд бедности, неправду власти, чванство
И гордость знатных родом - словом, все,
Что суждено достоинству терпеть
От низости, - когда бы каждый мог
Найти покой при помощи удара
Короткого ножа. Кто стал влачить бы
В поту лица томительную жизнь,
Когда бы страх пред тою непонятной,
Неведомой страной, откуда нет
И не было возврата, не держал
В оковах нашей воли и не делал
Того, что мы скорей сносить готовы
Позор и зло, в которых родились,
Чем ринуться в погоню за безвестным...
Всех трусами нас сделала боязнь.
Решимости роскошный цвет бледнеет
Под гнетом размышленья. Наши все
Прекраснейшие замыслы, встречаясь
С ужасной этой мыслью, отступают,
Теряя имя дел. - Но тише, вот
Офелия. О нимфа, помяни
Меня, прошу, в святых своих молитвах.


А. Московский


Жизнь или смерть, вот дело в чем:
Достойней ли претерпевать
Мятежного удары рока
Иль отразить их и покончить
Со всею бездною терзаний.
Ведь смерть есть только сон - не боле,
И если знать, что с этим сном
Придет конец врожденным мукам,
Как не стремиться нам к нему,
Покончить с жизнью... и заснуть...
Заснуть и сны, быть может, видеть,
Вот преткновенье... Сны какие
Нас в вечном сне тревожить будут,
Когда с себя мы свергнем это
Ярмо житейской суеты.
Да, вот что понуждает нас
Терпеть до старости невзгоды.
Иначе кто переносить
Решился бы все то, что стало
Посмешищем, бичом веков:
Тиранов дерзкий произвол,
Людей заносчивых нахальство,
Отвергнутой любви мученья,
Судилищ наших проволочки,
Надменность властью облеченных,
Пренебрежение к заслугам, -
Когда один укол иглы
Нас в состоянье успокоить.
Кто помирился бы иначе
Со всеми тягостями жизни -
Лишь страх пред чем-то после смерти
Пред той неведомой страной,
Отколь никто не возвращался,
Смущает нас, и мы скорее
Из двух зол выбираем то,
Что нам известно. Совесть наша
Быть трусами нас побуждает,
Под гнетом мысли блекнет смелость,
И замыслы с огнем и силой,
Невольно сбившись с колеи,
Делами названы не будут.
(Замечает Офелию.)
Прелестная Офелия, тише...
Ах, нимфа, помяни мои
В своих молитвах прегрешенья...

К.Р.


Быть иль не быть, вот в чем вопрос.
Что выше:
Сносить в душе с терпением удары
Пращей и стрел судьбы жестокой или,
Вооружившись против моря бедствий,
Борьбой покончить с ним? Умереть, уснуть -
Не более; и знать, что этим сном покончишь
С сердечной мукою и с тысячью терзаний,
Которым плоть обречена, - о, вот исход
Многожеланный! Умереть, уснуть;
Уснуть! И видеть сны, быть может? Вот оно!
Какие сны в дремоте смертной снятся,
Лишь тленную стряхнем мы оболочку, - вот что
Удерживает нас. И этот довод -
Причина долговечности страданья.
Кто б стал терпеть судьбы насмешки и обиды,
Гнет притеснителей, кичливость гордецов,
Любви отвергнутой терзание, законов
Медлительность, властей бесстыдство и презренье
Ничтожества к заслуге терпеливой,
Когда бы сам все счеты мог покончить
Каким-нибудь ножом? Кто б нес такое бремя,
Стеная, весь в поту под тяготою жизни,
Когда бы страх чего-то после смерти,
В неведомой стране, откуда ни единый
Не возвращался путник, воли не смущал,
Внушая нам скорей испытанные беды
Сносить, чем к неизведанным бежать? И вот
Как совесть делает из всех нас трусов;
Вот как решимости природный цвет
Под краской мысли чахнет и бледнеет,
И предприятья важности великой,
От этих дум теченье изменив,
Теряют и названье дел. - Но тише!
Прелестная Офелия! - О нимфа!
Грехи мои в молитвах помяни!


П. Гнедич


Быть иль не быть - вот в чем вопрос.
Что благороднее: сносить удары
Неистовой судьбы - иль против моря
Невзгод вооружиться, в бой вступить
И все покончить разом... Умереть...
Уснуть - не больше, - и сознать - что сном
Мы заглушим все эти муки сердца,
Которые в наследье бедной плоти
Достались: о, да это столь желанный
Конец... Да, умереть - уснуть... Уснуть.
Жить в мире грез, быть может, вот преграда. -
Какие грезы в этом мертвом сне
Пред духом бестелесным реять будут...
Вот в чем препятствие - и вот причина,
Что скорби долговечны на земле...
А то кому снести бы поношенье,
Насмешки ближних, дерзкие обиды
Тиранов, наглость пошлых гордецов,
Мучения отвергнутой любви,
Медлительность законов, своевольство
Властей... пинки, которые дают
Страдальцам заслуженным негодяи, -
Когда бы можно было вековечный
Покой и мир найти - одним ударом
Простого шила. Кто бы на земле
Нес этот жизни груз, изнемогая
Под тяжким гнетом, - если б страх невольный
Чего-то после смерти, та страна
Безвестная, откуда никогда
Никто не возвращался, не смущали
Решенья нашего... О, мы скорее
Перенесем все скорби тех мучений,
Что возле нас, чем, бросив все, навстречу
Пойдем другим, неведомым бедам...
И эта мысль нас в трусов обращает...
Могучая решимость остывает
При размышленье, и деянья наши
Становятся ничтожеством... Но тише, тише.
Прелестная Офелия, о нимфа -
В своих святых молитвах помяни
Мои грехи...


П. Каншин


Жить иль не жить - вот в чем вопрос. Что честнее, что благороднее:
сносить ли злобные удары обидчицы-судьбы или вооружиться против моря бед,
восстать против них и тем покончить с ними... Умереть - уснуть - и только...
Между тем, таким сном мы можем положить конец и болям сердца, и тысячам
мучительных недугов, составляющих наследие нашей плоти, - такой конец, к
которому невольно порывается душа... Умереть, уснуть. Быть может, видеть
сны. - Вот в чем затруднение. Ибо какие же сны могут нам грезиться во время
этого мертвого сна, когда мы уже сбросили с себя все земные тревоги? Тут
есть перед чем остановиться, над чем задуматься. Из-за такого вопроса мы
обрекаем себя на долгие-долгие годы земного существования... Кто, в самом
деле, захотел бы переносить бичевания и презрение времени, гнет
притеснителей, оскорбления гордецов, страдания отвергнутой любви,
медленность в исполнении законов, наглость власти и все пинки, получаемые
терпеливым достоинством от недостойных, когда он сам мог бы избавиться от
всего этого одним ударом короткого кинжала. Кто согласился бы добровольно
нести такое бремя, стонать и обливаться потом под невыносимою тяжестью
жизни, если бы боязнь чего-то после смерти, страх перед неизвестною
страною, из которой не возвращался ни один путник, не смущали нашей воли,
заставляя нас покорно переносить испытанные уже боли и в трепете
останавливаться перед неведомым... Итак, совесть превращает всех нас в
трусов. Так природный румянец решимости сменяется бледным отливом
размышления; так размышление останавливает на полпути исполнение смелых и
могучих начинаний, и они теряют название "действия"... Но тише. Вот
хорошенькая Офелия. О нимфа, в своих святых молитвах помяни и меня, и все
мои грехи.

 

Д. Аверкиев


Жизнь или смерть - таков вопрос;
Что благородней для души; сносить ли
И пращу, и стрелу судьбы свирепой,
Иль, встав с оружьем против моря зол,
Борьбой покончить с ними. Умереть -
Уснуть, - не больше. И подумать только,
Что сном окончатся и скорби сердца,
И тысячи страданий прирожденных,
Наследье плоти... Вот исход, достойный
Благоговейного желанья... Умереть -
Уснуть... Уснуть... Быть может, видеть сны..
Вот в чем препятствие. Что мы, избавясь
От этих преходящих бед, увидим
В том мертвом сне, - не может не заставить
Остановиться нас. По этой-то причине
Мы терпим бедствие столь долгой жизни, -
Кто снес бы бичеванье и насмешки
Людской толпы, презренье к бедняку,
Неправду притеснителя, томленье
Отверженной любви, бессилье права,
Нахальство власть имущих и пинки,
Что терпеливая заслуга сносит
От недостойного, - когда он может
Покончить с жизнью счеты
Простым стилетом. Кто бы стал таскать
Все эти ноши, и потеть, и охать
Под тягостною жизнью, если б страх
Чего-то после смерти, той страны
Неведомой, из-за границ которой
Не возвращаются, - не путал воли,
Уча, что лучше нам сносить земные беды,
Чем броситься к другим, нам неизвестным.
Так в трусов превращает нас сознанье;
Так и решимости природный цвет
От бледного оттенка мысли тускнет.
И оттого-то также предприятия,
Великие по силе и значенью,
Сбиваясь в сторону в своем теченье,
Не переходят в дело, - Успокойся...
Прекрасная Офелия... О нимфа,
В своих святых молитвах помяни
Мои грехи.


Н. Россов


Быть иль не быть? Вот в чем вопрос. Что глубже:
Сносить безропотно удары стрел
Безжалостной судьбы иль стать лицом
Пред морем бедствий и окончить их
Борьбою? Умереть - уснуть, не больше,
И знать, что с этим сном исчезнут все
Волненья сердца, тысячи страданий -
Наследье праха. О, такой конец
Желанный! Умереть - уснуть. Уснуть?
А сновиденья? Вот она - преграда:
Какие грезы скрыты в смертном сне,
Когда освободимся мы от плоти?
Вот почему так долговечно горе.
Иначе кто б переносил насмешки
И кровожадность века, гнет тиранов,
Высокомерье гордецов, тоску
Отвергнутой любви, судей бесстыдство,
Законов медленность, презренье тли
К заслуге скромной, ежели один
Удар кинжала успокоить может?
Кто б, обливаясь потом и стеная,
Бродил под бременем земных невзгод,
Когда б не страх чего-то после смерти,
Перед таинственной страной, откуда
Не возвращался ни единый путник?
Вот отчего слабеет наша воля
И заставляет нас скорей терпеть
Зло жизни, чем бежать к безвестным бедам.
Так всех нас трусостью объемлет совесть,
Так вянет в нас решимости румянец,
Сменяясь бледным цветом размышленья,
И замыслов великих начертанья
Чрез то не облекаются в деянья.
Прелестная Офелия! О нимфа,
Меня в своих молитвах не забудь.


М. Морозов


Быть или не быть, вот в чем вопрос. Благороднее ли молча терпеть пращи
и стрелы яростной судьбы, или поднять оружие против моря бедствий и в борьбе
покончить с ними? Умереть - уснуть - не более того. И подумать только, что
этим сном закончится боль сердца и тысяча жизненных ударов, являющихся
уделом плоти, - ведь это конец, которого можно от всей души пожелать!
Умереть. Уснуть. Уснуть, может быть, видеть сны; да, вот в чем препятствие.
Ибо в этом смертном сне какие нам могут присниться сны, когда мы сбросим
мертвый узел суеты земной? Мысль об этом заставляет нас остановиться. Вот
причина, которая вынуждает нас переносить бедствия столь долгой жизни,
несправедливости угнетателя, презрение гордеца, боль отвергнутой любви,
проволочку в судах, наглость чиновников и удары, которые терпеливое
достоинство получает от недостойных, если бы можно было самому произвести
расчет простым кинжалом? Кто бы стал тащить на себе бремя, кряхтя и потея
под тяжестью изнурительной жизни, если бы не страх чего-то после смерти -
неоткрытая страна, из пределов которой не возвращается ни один
путешественник, не смущал бы нашу волю и не заставлял бы скорее соглашаться
переносить те бедствия, которые мы испытываем, чем спешить к другим, о
которых мы ничего не знаем? Так сознание делает нас всех трусами; и так
врожденный цвет решимости покрывается болезненно- бледным оттенком мысли, и
предприятия большого размаха и значительности в силу этого поворачивают в
сторону свое течение и теряют имя действия. Но тише! Прекрасная Офелия!
Нимфа, в твоих молитвах да будут помянуты все мои грехи!


Владимир Набоков


Быть иль не быть - вот в этом
Вопрос; что лучше для души - терпеть
Пращи и стрелы яростного рока
Или, на море бедствий ополчившись
Покончить с ними? Умереть: уснуть
Не более, и если сон кончает
Тоску души и тысячу тревог,
Нам свойственных, - такого завершенья
Нельзя не жаждать. Умереть, уснуть;
Уснуть: быть может, сны увидеть; да,
Вот где затор, какие сновиденья
Нас посетят, когда освободимся
От шелухи сует? Вот остановка.
Вот почему напасти так живучи;
Ведь кто бы снес бичи и глум времен,
Презренье гордых, притесненье сильных,
Любви напрасной боль, закона леность,
И спесь властителей, и все, что терпит
Достойный человек от недостойных,
Когда б он мог кинжалом тонким сам
Покой добыть? Кто б стал под грузом жизни
Кряхтеть, потеть, - но страх, внушенный чем-то
За смертью - неоткрытою страной,
Из чьих пределов путник ни один
Не возвращался, - он смущает волю
И заставляет нас земные муки
Предпочитать другим, безвестным. Так
Всех трусами нас делает сознанье,
На яркий цвет решимости природной
Ложится бледность немощная мысли,
И важные, глубокие затеи
Меняют направленье и теряют
Названье действий. Но теперь - молчанье...
Офелия...
В твоих молитвах, нимфа,
Ты помяни мои грехи.


М. Лозинский


Быть или не быть, - таков вопрос;
Что благородней духом - покоряться
Пращам и стрелам яростной судьбы
Иль, ополчась на море смут, сразить их
Противоборством? Умереть, уснуть, -
И только; и сказать, что сном кончаешь
Тоску и тысячу природных мук,
Наследье плоти, - как такой развязки
Не жаждать? Умереть, уснуть. - Уснуть!
И видеть сны, быть может? Вот в чем трудность;
Какие сны приснятся в смертном сне,
Когда мы сбросим этот бренный шум,
Вот что сбивает нас; вот где причина
Того, что бедствия так долговечны;
Кто снес бы плети и глумленье века,
Гнет сильного, насмешку гордеца,
Боль презренной любви, судей неправду,
Заносчивость властей и оскорбленья,
Чинимые безропотной заслуге,
Когда б он сам мог дать себе расчет
Простым кинжалом? Кто бы плелся с ношей,
Чтоб охать и потеть под нудной жизнью,
Когда бы страх чего-то после смерти, -
Безвестный край, откуда нет возврата
Земным скитальцам, - волю не смущал,
Внушая нам терпеть невзгоды наши
И не спешить к другим, от нас сокрытым?
Так трусами нас делает раздумье,
И так решимости природный цвет
Хиреет под налетом мысли бледным,
И начинанья, взнесшиеся мощно,
Сворачивая в сторону свой ход,
Теряют имя действия. Но тише!
Офелия? - В твоих молитвах, нимфа,
Да вспомнятся мои грехи.


Борис Пастернак


Быть или не быть, вот в чем вопрос. Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? Умереть. Забыться.
И знать, что этим обрываешь цепь
Сердечных мук и тысячи лишений,
Присущих телу. Это ли не цель
Желанная? Скончаться. Сном забыться.
Уснуть... и видеть сны? Вот и ответ.
Какие сны в том смертном сне приснятся,
Когда покров земного чувства снят?
Вот в чем разгадка. Вот что удлиняет
Несчастьям нашим жизнь на столько лет.
А то кто снес бы униженья века,
Неправду угнетателей, вельмож
Заносчивость, отринутое чувство,
Нескорый суд и более всего
Насмешки недостойных над достойным,
Когда так просто сводит все концы
Удар кинжала! Кто бы согласился,
Кряхтя, под ношей жизненной плестись,
Когда бы неизвестность после смерти,
Боязнь страны, откуда ни один
Не возвращался, не склоняла воли
Мириться лучше со знакомым злом,
Чем бегством к незнакомому стремиться!
Так всех нас в трусов превращает мысль,
И вянет, как цветок, решимость наша
В бесплодье умственного тупика,
Так погибают замыслы с размахом,
В начале обещавшие успех,
От долгих отлагательств. Но довольно!
Офелия! О радость! Помяни
Мои грехи в своих молитвах, нимфа.


С.С. Богорадо


Так быть или не быть - вот в ч?м вопрос:
Насколько доблестно в душе терпеть
Пращи и стрелы столь неистовой судьбы,
Иль лучше против моря бед вооружиться
И в противостоянии покончить с ним?
Однажды умереть - лишь как уснуть,
Не более того, и этим сном сказать:
"Закончились страдания души
И тысяча естественных ударов,
Что плоть приемлет" - вот конец,
Желанный в глубине. Скончаться и уснуть.
Уснуть! Быть может видеть сны, да вот загвоздка!
В посмертном сне, какие сновидения придут,
Лишь мы с себя смертельную удавку сбросим,
Вот что нас медлить заставляет - вот почтенье,
Что катастрофу делает длиною в жизнь;
Во имя чь? сносить удары и глумленья,
Зло угнетателей, бесчестье гордецов,
Презрение любви, медлительность судов,
Властей чванливость и пренебреженье
Ничтожеством достойнейших заслуг,
Когда любой бы мог все сч?ты оплатить
Кинжалом обнаж?нным? Кто н?с бы тяготы,
Потея и кряхтя, под гн?том этой скучной жизни,
Когда бы страх пред чем-то после смерти -
Непознанной страны, из чьих пределов
Нет путников обратных - в тупик не ставил волю?
И мы охотнее нес?м те беды, что имеем,
Чем вдаль летим к другим, неведомым для нас!
Так трусами нас делают сомненья,
И так решимости природный цвет
Бледнеет мертвенно от вспышки мысли слабой,
И смелый замысел в расцвете сил и славы
Вдруг принимает скверный оборот,
И подвигом уже не будет назван.
Тихо!Прекрасная Офелия! О, нимфа, грехи мои
В своих молитвах помяни.

Перевод С.С. Богорадо

Shakespeare.jpg


Домашнее задание на 23 марта.

1. Прочитать "Ромео и Джульетта". 
2. Сделать свой вариант перевода слов: 

For never was a story of more woe
Than this of Juliet and her Romeo.


Домашнее задание на 09 марта.
ВНИМАТЕЛЬНО ПРОЧИТАТЬ!!!!!!

Древнерусское искусство 

АРХИТЕКТУРА КИЕВСКОЙ РУСИ

Первым городом на Руси, принявшим крещение, стал Киев. Начало но-вой истории и новому искусству на русской земле было положено в конце X в. при великом князе Владимире Святославиче. Древнейшая русская лето-пись - "Повесть временных лет" - сохранила предание о том, как Владимир "испытывал веры", желая выбрать для Руси иную религию вместо язычества. Княжеские послы побывали в соседних странах, где знакомились с обряда-ми различных религий. Посетив богослужение в великом православном храме Византии - храме Святой Софии столичного города Константинопо-ля, они сказали: "Не знаем, на небеди быди мы или на земле, ибо нет на земле такого вида и такой краебты мы не знаем, как рассказать., .об этом, только знаем, что там Бог с человеками пребывает, и богослужение их лучше, чем во всех иных странах. Мы же не можем забыть красоты той". Именно это переживание красоты как святости сохранится в каждой русской иконе и будет сокровенным идеалом и непреложным законом для каждого истинного творца: иконописца, книжника и зодчего. Удивительно, как много велико лепных храмов, украшенных мозаиками, росписями (фресками), иконами, было возведено в XI столетии в только-только крещёной стране. В то время мастерагреки (так на Руси называли всех византийцев, потому что они говорили на греческом языке) приезжали на Русь целыми артелями.
Десятинная церковь
Рядом с княжеским двором поднялась многоглавая (пять или семь глав) церковь Успения Богоматери, прозванная Десятинной, потому что князь Владимир повелел десятую часть своих доходов отдавать на устроение это-го храма. Он был по строен в 991-996 гг. греческими мастерами. В середине XI в. церковь с трёх сторон была обстроена галереями, что характерно для древ нерусских храмов домонгольской эпохи. За образец была принята цер-ковь Большого императорского дворца в Константинополе, также посвя-щённая Богоматери и в истории искусства именуемая Фаросской. Совре-менники считали Фаросскую церковь совершенной и называли храмом, кра-сотой превосходящим знаменитые библейские святилища. На образном языке того времени в этих словах звучала высочайшая похвала. Вероятно, поражала красотой и великолепием и Десятинная церковь, о которой ныне может рассказать только её фундамент. Его вернули из небытия археологи, раскопав в 1908 г. Как и все храмы Киева XI в., Десятинная церковь была возведена из плинфы (плоского квадратного кирпича) в традициях византий-ского зодчества. Вот только плинфу здесь использовали особую - светложёл тую и необычно тонкую (всего два с половинойтри сантиметра). Из та кого же материала были построены и дворцы, её окружавшие. По мнению разных историков, их было три или четыре. В отделке Десятин ной церкви широко использовалась мозаика. Учёные по сей день спорят, как выглядел этот храм. Решить не простую задачу помогают тщательный анализ археологи-ческих раскопок и уникальная находка: выложенный древним мастером из необожжённого кирпича рисунок западного фасада храма. На протяжении нескольких десятилетий, пока не был построен главный храм Киева - храм Святой Софии, Десятинная церковь оставалась самым значительным и са-мым почитаемым храмом Руси. В 1240 г., в чёрную годину нашествия Ба-тыя, Десятинная церковь была разрушена.
По летописи, великий князь Владимир Красное Солнышко «помысли созда-ти церковь пресвятыя Богородица и послав приведе мастерыот грек». Кир-пичная церковь была заложена в Киёве рядом с княжеским двором в 989 г. Князь Владимир даровал ей десятину от своих доходов, поэтому церковь назвали Десятинной. Это древнейшая из известных нам монументальных построек на Руси.
Многоглавая Дёсятинная церковь состояла из трех нефов, разделенных тре-мя парами столбов;
Она имела три апсиды. Размеры ее были 27,2 х 18,2 м. С трех сторон ее окружали галереи. Внутри храма были хоры - балкон для князя и его при-ближенных.\
Здание церкви было построено из плинфы. В Киеве плинфа была особая, тонкая - всего 2,5-3 см толщиной. Многие мраморные детали внутренней отделки греческие мастера привезли с собой (Русь еще не знала мрамора).
На площади перед храмом поставили «четыре коня медяны» - трофейные скульптуры из Корсуни.
Собор Святой Софии в Киеве
Новый, этап _в истории зодчества Киевской Руси связан со строитель-ством Ярослава Мудрого в стольном граде Киеве. В конце 30х - начале 50х гг. XI столетия по указанию великого князя киевского был собор Святой Софии (что значит Премудрости Божьей). Дта архитектуры собора Святой Софии в Киеве характерны триумфальность и праздничность, связанные с утверждением авторитета князя и могущества молодого государства. Огромный пятинефный собор с большими хорами"палатами", свет лыми и широкими, имел купол с не обычным взлётом в самом центре, перед алта-рём, где сияют древние мозаики на мерцающем золотом фоне. В XI в. Со-фийский собор был тридцатикупольным, но позднее подвергся серьёзной перестройке, и число куполов уменьшилось Число , глав (куполов) церков-ного здания в древнерусской архитектуре было исполнено глубокого сим-волического смысла.
В храме совершались не только богослужения и таинства (крещение, при-частие и др.), но и светские церемонии - например, торжественное вступ-ление князя на престол.
В здании храма была резиденция митрополита. В Софийском соборе была первая на Руси библиотека, архив, школа. Здесь хоронили князей и митро-политов. Сам Ярослав Мудрый был похоронен в этом храме в 1054 г. Храм этот в Киеве сохранился до сих пор.
В плане он поделён на пять нефов двенадцатью мощными крестообразными столбами. С восточной стороны собора - пять апсид, с трех других - двух-этажные галереи. К ним снаружи примыкает еще один ряд одноэтажных га-лерей.
Светлые, широкие хоры - «палаты собора открываются в центральное, крестообразное в плане пространство с помощью ряда арок. Арки эти рас-положены в два яруса в виде аркад и опираются на столбы. Площадь хоров 260 м. Помещения под ними в первом яруса перекрыты купольными свода-ми, Такими же купольными сводами перекрыты двенадцать квадратных в плане помещений в первом и столько же во втором этаже внутренних гале-рей.
Центральный купол (символ Иисуса Христа) окружают четыре купола по-меньше (символы четырех евангелистов: Матфея, Марка, Луки и Иоанна), а к ним примыкают остальные восемь куполов. Всего их 13, по числу учени-ков и их учителя. Четыре главы вокруг главного купола.
Эти 13 куполов и еще 12 купольных сводов второго этажа внутренних гале-рей - всего двадцать пять - придавали особую выразительность пирами-дальному силуэту
Строили собор русские мастера под руководством архитекторов из Визан-тии. Материалом для строительства была розовая плинфа. Колоны клали из кирпича. Карнизы, ограждения, полы исполнили из местного сланца, так называемого красного шифера, имеющего красивый малиново-фиолетовый цвет. Полы покрывали мозаикой, керамической. Снаружи собор украшали ниши и окна, тонкие колонки на апсидах выложенные из плинфы кресты и меандры - геометрические орнаменты, кладка со скрытым рядом и полосы шероховатого, необработанного камня. В ХVП-ХVШ вв. собор подвергся переделкам. В наше время древняя кладка видна всего лишь на участках, где специально снята штукатурка. Великолепный интерьер Софийского со-бора во многом сохранился. Это мозаики и фрески. Кусочки смальты (цвет-ного непрозрачного стекла), из которой выполнены мозаики, имеют разный наклон и поэтому искрятся на свету, создавая впечатление «мерцающей жи-вописи».
В главном куполе изображен Христос Вседержитель с Евангелием в левой руке, в круглом обрамлении - медальоне. Его окружают архангелы (сохра-нилось мозаичное изображение одного из них, остальные написаны мас-лом). В барабане центрального купола в простенках мёжду окнами - фигу-ры апостолов-учеников Христа, как будто парящие в воздухе. На столбах, поддерживающих купол изображения четырех евангелистов.
Христос, архангелы, апостолы символизируют Церковь небесную. Образ Богоматери-заступницы - символ Церкви земной. Фигура Богоматери по-мещена в центральной апсиде на золотом фоне. Высота ее достигает пяти метров. Она изображена с вознесенными в молении к Спасителю руками. Такое изображение Богоматери называется Оранта (от лат. - молящийся). Огромная; внутренняя сила образа заступницы привела к тому, что в годы испытаний в народе ее стали называть Нерушимой Стеной.
В алтаре - фигуры апостолов; глаза их обращены ко Христу. В нижнем ряду алтаря - мозаичные изображения великих отцов учителей церкви. Жесты их спокойны, движения выразительны.
Золотые ворота
Входили в город при Андрее Боголюбском в Золотые ворота (1164 г.) И сейчас торжественно высится на главной улице Владимира их сводчатый массив, увенчанный церковью, которая была перестроена в XVIII в. Высота проема ворот настолько велика (около 14 метров), что не позволила масте-рам изготовить воротное полотнище таких размеров. Пришлось перекрыть их на половине высоты арочной перемычкой, на уровне которой распола-гался настил для воинов - защитников ворот.
Разумеется, строители руководствовались не только практическими соображениями: ворота были форпостом города, представляли гостям его лицо и служили границей между враждебным внешним миром и обжитым внутренним. Поэтому для Божественной защиты ворот на них ставили цер-ковь, хотя она и ослабляло оборонительные свойства сооружения. Не слу-чайно, конечно, было выбрано посвящение надвратного храма Положению Ризы Богоматери.
Это праздник установили в Константинополе в 860 г. после осады столицы Византийской империи русскими войском под предводительством князя Аскольда. Когда славянский флот подошел к берегу вплотную, патри-арх Константинопольский погрузил в воды залива край ризы Богоматери, хранившейся во Влахернском храме, и поднявшаяся буря разбросала ко-рабли противника. С тех пор этот праздник чтился именно благодаря его «градозащитному» свойству, а храм Ризположения должен был обеспечить надежную защиту ворот.


АРХИТЕКТУРА ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКОЙ РУСИ
Успенский собор
Главным зданием Владимира, построенным в самой высокой точке го-рода, стал возведенный в 1158-1161 годах Успенский собор. Это большое шестистолпное здание вскоре после сооружения пострадало при пожаре и в 1185 году было реконструировано - первоначальное сооружение было взя-то в своеобразный «футляр» дополнительных наружных стен. Судя по со-хранившимся стенам и столбам, Успенский собор, построенный Андреем Боголюбским, был изящнее, чем храмы середины века. Интерьер более про-сторен, воздушен. Летописи сообщают, что в древности интерьер Успен-ского собора был богато украшен цветными тканями и позолотой, - воз-можно, позолочены были резные каменные детали.
Успенский собор во Владимире был построен Андреем Боголюбским, но до нас не дошел в первоначальном виде, и только апсиды на восточной стороне собора остались прежними
Успенский собор города Владимира представляет белокаменный храм стройных пропорций и крупных размеров, украшенный роскошными рез-ными перспективными порталами, аркатурно-колончатым поясом.
Дмитриевский собор
Дмитриевский собор - самая интересная церковь Владимира, постройку которой нужно отнести к концу XII века, - дошел до наших дней хорошо сохранившимся. Бесспорно, собор этот, хотя и построенный под руковод-ством иностранных мастеров, представляет одну из самых оригинальных и самых красивых церквей в России. Князь Всеволод обратился к Фридриху V германскому с просьбой прислать зодчего, который был бы способен возве-сти такое здание, которое бы превзошло по красоте другие постройки горо-да. План собора опять-таки чисто византийский, с тремя алтарными апси-дами.
Характер барельефов Дмитриевского собора представляет собой смесь византийского стиля, романского и даже итальянского. Многие пред-полагают, что строителем собора был зодчий, хорошо знакомый с венеци-анским собором святого Марка, так как многие из фигур и украшений этого собора: львы, кентавры, олени, птицы и даже восхождение Александра Ма-кедонского на небо - совершенно тождественны с венецианским собором. Барельефы отличаются пестротой и фантастичностью: тут есть борьба со зверями, невиданные львы и птицы, разные всадники, цветы и листья расте-ний. Благословляющий Спаситель - центр барельефов - изображен безбо-родым, каким Он является в первое время христианства. Талантливость трактовки сей лепной работы заставляет гармонировать целое, устремляя все внимание зрителя на центральную фигуру Христа. В общем, впечатле-ние, производимое Дмитровским собором, настолько сильно, что при по-стройке московских церквей Аристотель Фьораванти смотрел на него как на образец.
Церковь Покрова на Нерли
При впадении реки Нерли в Клязьму, в том месте, где корабли повора-чивали к княжеской резиденции, на высоком искусственном холме, как на пьедестале, была построена церковь Покрова на Нерли (1166 г.). Порази-тельная утонченность и стройность этого небольшого храма до сих пор по-ражает зрителя. Совершенство форм и пропорций, богатая декоративная резьба придают облику здания почти скульптурную завершенность. Это вы-дающийся памятник не только древнерусской, но и мировой архитектуры. Историки архитектуры полагают, что первоначальный облик храма был бо-лее торжественным за счет опоясывавших его внешних галерей, основания которых были вскрыты археологами. Как храм придорожного монастыря, построенного при подъезде к Боголюбову и Владимиру у слияния рек Нер-ли и Клязьмы, церковь Покрова имела исключительно важное значение.
В центральных закомарах церкви находятся резные изображения ца-ря Давида, играющего на гуслях, и внимающих ему зверей. В боковых зако-марах располагаются изображения терзающих друг друга хищников. Рас-пространено такое толкование изображения: царь Давид метафорически изображает Владимиро-Суздальское княжество, объединяющее вокруг себя другие русские земли, тогда как без его организующего начала мелкие фео-дальные государства принуждены жить во вражде, подобно терзающим друг друга зверям.
Праздник Покрова появился на Руси в XII в. в память о чудесном явле-нии Богородицы в одном из храмов Константинополя во время осады горо-да сарацинами. Предание гласит, что находившимся тогда на службе рус-ским паломникам Андрею Юродивому и его ученику Епифанию привиде-лась Богоматерь. Она распростерла над собравшимися свое покрывало и молилась об избавлении народа от бедствий. Поначалу Покров стал одним из главных праздников владимирских земель, а затем и всей Руси.
Во времена князя Андрея Боголюбского на Владимирской Руси приоб-ретает известность событие из Византийской истории X в.: явление Богома-тери во Влахернском храме Константинополя святым Андрею Юродивому и Епифанию при нападении на греков сарацин в день 1 октября - "Влахерн-ское чудо".
• Во Владимиро-Суздальской земле строили из ослепительно белого известняка, добытого в каменоломнях, тщательно отесанного в аккуратные прямоугольные блоки. "Белый камень" мягок и легко поддается обработке. Вот почему стены владимирских храмов богато украшены скульптурными рельефами.
ПРАВОСЛАВНЫЙ ХРАМ.
КОНСТРУКЦИЯ И ВНУТРЕННЕЕ УСТРОЙСТВО.

Вместе с христианством Русь переняла у Византии крестово-купольную конструкцию храма. Церковь такого типа квадратная в плане. Ее внутреннее пространство разделено четырьмя столбами на три нефа (от лат.- ко-рабль): центральный и боковые. Два свода пересекаются под прямым углом, образуя в подкупольном пространстве крест - важнейший символ христи-анства. На месте перёсечения сводов расположен световой барабан, увен-чанный куполом. Он покоится на столбах, соединенных между собой арка-ми (они называются подпружные арки). Чтобы построить храм больших размеров, увеличивали количество столбов (в Киевском Софийском соборе их более сорока). Верхнюю часть стен храма завершают закомары (от др.-рус. комар комора - свод). Они полукруглые, так как повторяют форму сводов.
Первые купола на Руси были невысокие, полукруглые. Они повторяли фор-му куполов византийских храмов. Затем появились шлемовидные купола (шлем, шелом - старинный воинский металлический головной убор), а еще позднее - луковичные.
Число куполов имело символический смысл. Два купола означали божественное и земное происхождение Христа, три купола - символ Святой Троицы (Бог Отец, Бог-Сын, Бог-Дух Святой), пять - Христос и че-тыре евангелиста, тринадцать - Христос и 12 учеников-апостолов. Каждый купол завершен православным крестом, всегда расположенным лицевой стороной к востоку.
Обычно храм имеет три входа: главный (западный) и два боковых (северный и южный). В Древней Руси вокруг церкви строили галереи, или гульбища (от слова «гулять»). Их возводили с трех сторон - северной, западной и юж-ной. Некоторые храмы имели приделы пристройки, в каждой из которых был свой алтарь и могли совершать службы. Пристройка с западной сторо-ны храма (там, где был главный вход) называлась притвор. Под полом церк-ви находились подклети, в которых хоронили знатных людей и священно-служителей.
Восточная часть храма имеет апсиды (от греч. апсида -дуга) - полукруг-лые выступы. В зависимости от размеров храма может быть одна или пять апсид. Каждая перекрыта полукуполом. В апсидах размещен алтарь («жерт-венник»),
В алтарь могут входить только мужчины. В центре алтаря находится пре-стол - квадратный каменный стол, символ гроба Господня. Согласно пра-вославной вере, во время богослужения Господь незримо пребывает на пре-столе.
В южной части алтаря расположена ризница (дьяконник) - помещение, где хранится церковная утварь и облачения (ризы) священников. Слева от пре-стола, в северной или северо-восточной части алтаря, есть специальный стол - жёртвенник. Во время службы на него кладут освященные хлеба и вино для причащения. От остального пространства церкви алтарь отделен иконостасом (перегородкой с иконами). Перед ним устроено возвышение - солея. По сторонам солеи расположены клиросы - места для певчих. Вы-ступ в центре солеи, напротив Царских врат, называется амвон (от греч. «восходить»). С амвона произносятся проповеди, читается Евангелие.
Через главный вход, притвор и следующую дверь можно войти в среднюю, самую просторную часть церкви. Здесь находятся верующие во время бого-служения. В древнерусских храмах над западным входом устраивали хоры - небольшой балкон, на котором молился князь со своей семьей и прибли-женными. На хоры вела лестница. Она располагалась в специальной башне, пристроенной к церкви. Позднее лестницу стали устраивать прямо в толще стены.
НОВГОРОДСКИЙ СТИЛЬ
 Мощь, монументальность
 Невысокие, крепкие
 Пяти- или одноглавые
 Вместо закомар скатное перекрытие
 Украшения: ниши, арки, кресты, розетки
 Арки и треугольники на барабанах
ВЛАДИМИРО-СУЗДАЛЬСКИЙ СТИЛЬ
 Храмы выше и стройнее

 Стены более тонкие и лёгкие
 вместо скромных украшений богатая каменная резьба на стенах
 Аркатурный пояс

 Вытянутые барабаны

Влияние византийского зодчества. 

Греки привезли на Русь не только технические навыки строительства, но и всю художественную систему. Крестово-купольная конструкция православных храмов, сложившаяся в Сирии в VI в., через Византию попала на Русь и была здесь преобладающей до конца XVII в.
До настоящего времени от домонгольского периода дошло около 60 храмов. Наиболее известными являются построенные в середине XI в. Софийский собор в Киеве, Софийский собор в Новгороде, Спасский собор в Чернигове.
Эти храмы были возведены строительной артелью, которая в то время была единственной и состояла как из греческих, так и русских мастеров. Все здания имели общие черты: большие размеры, практическое отсутствие декора в экстерьере при богатом интерьере. Художественная система интерьера православного храма, сложившись в то время, осталась практически неизменной до настоящего времени это синтез всех существующих видов искусства: архитектуры, живописи и декоративно-прикладного искусства.

  •  Самобытные черты русской архитектуры. Древнерусское каменное зодчество, основываясь на византийской христианской традиции имело и национальные черты, формировавшиеся под влиянием традиционной деревянной архитектуры, использования местных строительных материалов и пр. 
  •  Самостоятельные архитектурные школы сложились в 12 в. в соответствии с общим ходом исторического развития. Сформировалось несколько строительных артелей, которые при общности принципов, использовали собственные художественные приемы. Наиболее известные школы Владимиро-суздальская, новгородская, киевская, галицкая. Мировыми шедеврами являются: Успенский собор, Дмитриевский собор во Владимире, церковь Покрова на Нерли, принадлежащие владимиро-суздальской архитектурной школе. Эти постройки отличают небольшие размеры, строгость пропорций, нарядный декор.

 Гражданская каменная архитектура представлена несколькими крепостными сооружениями (Изборская крепость), каменными дворцами (несохранившиеся дворцовые комплексы в Киеве X в. и Боголюбове XII в.). Однако широкого распространения в гражданской архитектуре каменное зодчество не получило.
 ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО.
Изобразительное искусство в домонгольский период имело свои особенности развития. Прежде всего, следует учитывать то обстоятельство, что до конца XVII в. живопись на Руси носила исключительно религиозный характер. 

 

 

  •  Иконопись развивалась в трех направлениях: станковая (икона, написанная красками на деревянных досках); монументальная (настенная роспись храмов натуральными красками) и мозаика (выкладывание икон специальными камушками - смальтой).
  •  Первые иконы на Руси появляются в X в. Они были привезены на Русь греками из Византии и до XII в. русское иконописание в основных чертах находилось под влиянием византийской школы. 

Самостоятельные иконописные центры складываются в XII в., наиболее известными были новгородская, псковская, ярославская, киевская школы.

  •  Техника иконописания чрезвычайно проста, но совершенна. Писали иконы на тщательно подогнанных, скрепленных шпонами деревянных досках, используя темперу натуральные краски, замешанные на яичном желтке. Особенность темперы состоит в том, что она сохраняет яркость, даже спустя несколько столетий. 
  • Особенности иконописи. Глубокая духовность характерная особенность иконы X - XVI вв., поэтому иконописцы уделяли главное внимание изображению лица и рук. Все остальное одежда, фон писались достаточно условно. Плоскостное изображение, обратная перспектива, символика жестов и цвета все это способствовало восприятию иконы как божественного изображения. 
  •  Сюжеты первоначально использовались на Руси те, что были привезены из Византии: Богоматерь, распятие, житийные иконы. В XII в. сложились иконографические изображения русских святых (Борис и Глеб). Хотя иконописец должен был строго придерживаться канонов в изображениях святых и праздников, это не сковывало его творческих возможностей и позволяло создавать подлинные произведения искусства.

Самое раннее из известных русских оригинальных произведений станковой иконописи новгородская икона св. Петра и Павла (XII в.).

  •  Монументальная живопись имела свои технические особенности. 
  •  Она писалась в технике фрески, т.е. натуральные краски накладывались на сырую штукатурку. Эта техника не допускала ошибок и неточностей со стороны иконописца, т.к. для исправления требовалось сбивать штукатурку.
  •  Сюжеты настенной росписи храмов были посвящены тем праздникам или святым, во имя которых строился храм. 
  •  Мозаика как вид изобразительного искусства была известна в Киеве в XXI вв. Техника мозаики также была привезена на Русь византийскими мастерами. Изображения святых выкладывались разноцветными стеклообразными камушками - смальтой. Мозаичное изображение Софии сохранилось в Софийском соборе в Киеве. Однако этот вид изобразительного искусства не прижился на Руси в связи с дорогостоящим производством и с XII в. мозаика в русских храмах почти не использовалась.

В XXIII вв. влияние Византии в иконописи было очень сильным, кристаллизация русских национальных черт лишь начиналась.
ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ИСКУССТВО
Произведения ремесленников были широко известны как на территории русских княжеств, так и за их пределами. В многочисленных русских городах было развивито более 60 видов ремесел, таких, например, как ювелирное, кузнечное, стеклодельное, гончарное и т.д.
Широкую известность получили изделия русских ювелиров, которые славились изготовлением тончайшей скани, перегородчатых эмалей. Кузнецы изготовляли замки, славившиеся в Западной Европе. Особыми видами искусства были литье колоколов, обработка кож и дерева, изготовление изразцов и т.д. Все это требовало от русских мастеров практического опыта, знаний, сноровки.
 ИТОГИ
 Как материальная культура, так и духовная отражают прогрессивную, поступательную направленность в развитии социально-экономической и политической жизни русского государства X первой трети XII вв.
 Многочисленные войны и пожары привели к гибели значительной части произведений искусства мастеров домонгольского периода. Однако памятники, сохранившиеся до настоящего времени, позволяют сделать вывод о высоком уровне развития культуры Руси и поставить ее в один ряд с наиболее развитыми государствами того времени. Свидетельством тому является высокий уровень грамотности среди русского населения, широкое распространение переводной литературы и создание оригинальных памятников русской литературы; развитие всех видов искусства.
 Синтетический характер русской культуры X начала XIII вв.; базировавшейся на языческой культуре восточных славян и христианской традиции Византии, создал условия для дальнейшего развития самобытной национальной культуры.

 

СЛОВА
1. Агиография раздел церковной истории и литературы, посвященный изучению житий и жизнеописаний святых.
2. Крестово-купольная конструкция архитектурная система, разработанная в Сирии в VI в., получившая распространение в Византии, Закавказье, на Руси. Основу составляет купол и подкупольное пространство, к которому примыкает крестообразная в плане структура.
3. Иконография сложившаяся в период средневековья традиция изображения различных лиц и событий на основе письменных источников Св. Писания, преданий, легенд, агиографии и т.д.
4. Канон свод правил, предопределяющих форму и содержание средневекового искусства.

СДЕЛАТЬ КРАТКИЙ КОНСПЕКТ В ТЕТРАДИ!

 

Домашнее задание на 16 февраля.

Творческое задание на тему ЗЕРКАЛО.

Картинки по запросу волшебное зеркало

Домашнее задание на 9 февраля.
Прочитать два стихотворения, написать в тетради какое больше нравится и почему.
Уснувший город оставляя
Дорогой пыльною один
Глубокой ночью блудный сын
Одетый в рубище шагает.
И в боль, и в радость каждый шаг,
Чем ближе он к родному дому...
А начиналось всё не так,
А начиналось по-другому.
Когда-то в город он входил
Богат и полон юных сил,
Как было сердцу интересно,
Как обжигающе чудесно
И превликательно манил
Соблазнами блестящий мир.
В нём круг друзей, весёлый пир,
Что взбудораживал сознанье,
Что длился с ночи до утра,
И здесь казалось никогда
Ни боль, ни горе, ни страданье
Ни чистой совести терзанье
Не потревожит. Здесь душа
Живет совсем простым законом -
Мимолетящим днём одним.
Ему, ни в чем неискушенном
Всё стало близким и родным.
Здесь жизнь кипит среди веселья,
Здесь обжигающее зелье
Дурманит разум и рукам
Дает свободу, здесь страстям
Преграды нет. Здесь грех как воду
Пей каждый день себе в угоду.
Всё тот же путь, все тот же стон,
Теперь другое видит он,
Теперь совсем другая сцена,
Теперь друзей застольных цену
Он помнит словно страшный сон.
Где всё меняется мгновенно,
Что позабыть никак нельзя,
И те же самые друзья,
Которыми был так взволнован,
А после ими же оплёван,
В тебе не узнают тебя.
Всё разлетелось, всё умчалось
И всё развеялось, как дым,
Всё то, к чему так сердце рвалось
Во свете правды оказалось
Настолько низким и пустым.
К чему стремился ты когда-то?
Чем раньше жил, и чем дышал?
Теперь, теперь лишь ты понял,
Что этот мир с его развратом,
Из ада словно бы изъят
В душе рождает тот же ад.
Горя огнём животной страсти,
Не зная в похоти преград,
Он травит всё: любовь и счастье,
Он - подлости и смерти брат.
А тот, кто с ним имеет связи,
Отдаст ему всей жизни дни...
И зная всё теперь, пойми,
Ты не рождён для этой грязи.
Твоя усталая душа
Под гнётом низкого разврата
Хранила то, кем ты когда-то
Был в доме твоего отца.
Где всё настолько по-другому
И где ты был совсем другим,
В родной семье родного дома,
Где каждый дорог и любим.
Теперь дорогой с новой силой
Ты вспомнил, как тебя манила
Дорога эта в край чужой,
Как ты оставил дом родной,
Как часть наследства без упрёка
Отец отдал и как жестоко
Страдал он, плача у ворот.
Ведь знал же, знал же наперёд,
Чем кончатся твои исканья,
Какие горькие страданья
Тебе твой выбор принесёт.
Он знал и чувствовал до боли,
До муки, рвущейся внутри,
Чем платит мир за призрак воли,
За в нём истраченные дни.
Он знал цену мирского счастья,
Какой в нём кроется обман,
Он знал опасность жгучей страсти,
Он знал, как много будет ран.
Он знал... О, как он знал прекрасно
Жестокость тьмы и зло людей
Он, горько плача, видел ясно,
Опасность для души твоей.
Чем обернётся всё потом,
Там, на чужбине, и притом
Всё это знать, всё это прятать
В себе не мог, он мог лишь плакать.

Уснувший город оставляя,
Шагает тихо блудный сын,
Но этой ночью не один
Он в небо звёздное вздыхет.
Уже давно, из года в год
В его стране, в краю родимом,
Скрепивши сердце верой ждет
Родной отец родного сына.
Он ждёт, надежды не теряя,
Ведь может быть заговорит,
В скитальце бедном кровь родная,
И не прижившись в волчьей стае,
Он в дом отцовский поспешит.
И там, за дальним поворотом,
Тем самым, что в последний раз,
Его тогда укрыл от глаз,
Сейчас откуда вышел кто-то,
Какой-то путник в ранний час,
Вот так и он, твой долгожданный,
Как этот нищий, что вдали,
К тебе придёт, но что-то странно
Вдруг сердце стукнуло внутри.
В глазах как-будто помутилось,
Но тут прохлады ветерок,
Отвел туман немного в бок,
И на мгновенье приоткрылось
Лохмотьев грязь, лицо... Сынок?
А дальше в наболевшей ране
Все слилось словно как в тумане
Не помнил он как добежал,
Он обнимал и целовал
Лицо ушедшее когда-то.
Любимый голос, что шептал,
Рыданья сдерживая: Папа...
И куча странных слов с мольбой,
Такой любимый образ рядом,
А он тут просится слугой...
Сынок... постой, Сынок... не надо!
Дай насмотреться, дай вернуть,
Года прошедшие в томленье,
Дай в это сладкое мгновенье,
Всё оживив, перечеркнуть,
Забыть ночей бессоных муки,
И все страдания разлуки,
Дай позабыть и сам забудь.
Дай надышаться этим утром,
Ведь столько лет прошло во тьме,
Ведь ты воскрес, и я как-будто
Родился заново в себе.
Давай всё горькое забудем,
И примем дар святых небес,
Эй! Слуги, поднимайтесь, люди!
Мой сын пришёл, мой сын воскрес!
Отец и сын. Мгновенье встречи.
Мелькают образы родных,
Вопросы, слёзы, и за плечи
Обняв ведут... как сладок миг.
Всё прощено и всё забыто,
И жизнь прекрасной стала вновь,
В чём истина - от нас не скрыто,
Что это делает любовь.
Павел Шавловский


Нет дома подобного этому дому!
В нем книги и ладан, цветы и молитвы!
Но, видишь, отец, я томлюсь по иному,
Пусть в мире есть слезы, но в мире есть битвы.
На то ли, отец, я родился и вырос,
Красивый, могучий и полный здоровья,
Чтоб счастье побед заменил мне твой клирос
И гул изумленной толпы - славословья.
Я больше не мальчик, не верю обманам,
Надменность и кротость - два взмаха кадила,
И Петр не унизится пред Иоанном,
И лев перед агнцем, как в сне Даниила.
Позволь, да твое приумножу богатство,
Ты плачешь над грешным, а я негодую,
Мечом укреплю я свободу и братство,
Свирепых огнем научу поцелую.
Весь мир для меня открывается внове,
И я буду князем во имя Господне...
О счастье! О пенье бунтующей крови!
Отец, отпусти меня... завтра... сегодня!..
Как розов за портиком край небосклона!
Как веселы в пламенном Тибре галеры!
Пускай приведут мне танцовщиц Сидона
И Тира, и Смирны... во имя Венеры.
Цветов и вина, дорогих благовоний...
Я праздную день мой в веселой столице!
Но где же друзья мои, Цинна, Петроний?..
А вот они, вот они, salve amice.
Идите скорей, ваше ложе готово,
И розы прекрасны, как женские щеки;
Вы помните верно отцовское слово,
Я послан сюда был исправить пороки...
Но в мире, которым владеет превратность,
Постигнув философов римских науку,
Я вижу один лишь порок - неопрятность,
Одну добродетель - изящную скуку.
Петроний, ты морщишься? Будь я повешен,
Коль ты недоволен моим сиракузским!
Ты, Цинна, смеешься? Не правда ль, потешен
Тот раб косоглазый и с черепом узким?
Я падаль сволок к тростникам отдаленным
И пойло для мулов поставил в их стойла;
Хозяин, я голоден, будь благосклонным,
Позволь, мне так хочется этого пойла.
За ригой есть куча лежалого сена,
Быки не едят его, лошади тоже:
Хозяин, твои я целую колена,
Позволь из него приготовить мне ложе.
Усталость - работнику помощь плохая,
И слепнут глаза от соленого пота,
О, день, только день провести, отдыхая...
Хозяин, не бей! Укажи, где работа.
Ах, в рощах отца моего апельсины,
Как красное золото, полднем бездонным,
Их рвут, их бросают в большие корзины
Красивые девушки с пеньем влюбленным.
И с думой о сыне там бодрствует ночи
Старик величавый с седой бородою,
Он грустен... пойду и скажу ему: «Отче,
Я грешен пред Господом и пред тобою».
И в горечи сердце находит усладу:
Вот сад, но к нему подойти я не смею,
Я помню... мне было три года... по саду
Я взапуски бегал с лисицей моею.
Я вырос! Мой опыт мне дорого стоит,
Томили предчувствия, грызла потеря...
Но целое море печали не смоет
Из памяти этого первого зверя.
За садом возносятся гордые своды,
Вот дом - это дедов моих пепелище,
Он, кажется, вырос за долгие годы,
Пока я блуждал, то распутник, то нищий.
Там празднество: звонку грохочет посуда,
Дымятся тельцы и румянится тесто,
Сестра моя вышла, с ней девушка-чудо,
Вся в белом и с розами, словно невеста.
За ними отец... Что скажу, что отвечу,
Иль снова блуждать мне без мысли и цели?
Узнал... догадался... идет мне навстречу...
И праздник, и эта невеста... не мне ли?!
Николай Гумилев


Домашнее задание на 26 января.
1. Принести атрибуты натюрморта для творческого занятия.
 2. Создать натюрморт в жанре Vanitas в любой технике (живопись, графика, коллаж, инсталляция, аппликация, компьютерная графика). Натюрморт должен быть «читаем»! 

Домашнее задание на 22 декабря.
1. РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ОТКРЫТКА (формата А4 или А5) «РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ОКОШКО».
Техника исполнения - любая.
2. ПРОЧИТАТЬ ТЕКСТ:
 «...Но пред красой и зданья, и фасада
Померкли и фонтан, и мрамор, и ограда.
В орнаменте витом увидишь тут и там
Победоносный шлем и вазы фимиам,
Колонны, капитель, пилястры и аркады
Увидишь всюду ты, куда не кинешь взгляды,
Амуры, вензеля, вплетенные тайком,
И головы ягнят, увитые шнурком,
И статую найдешь в великолепной нише,
В узорах и резьбе карниз под самой крышей...»
Так описывал свои впечатления от архитектуры барокко французский поэт 17 века Жорж де Сюдери. Что же представляет собой этот стиль, стремящийся удивить, восхитить и даже ошеломить зрителя?
Существует несколько версий происхождения термина:
1. от итальянского "baruecco" - жемчужина неправильной формы;
2. "baroco" - одна из форм схоластического (религиозно-догматического) силлогизма (рассуждения, в котором две посылки объединены общим термином);
3. от итальянского barocco - причудливый, странный;
В 18 веке термин приобретает значение отрицательной эстетической оценки. Барочным обозначалось все неестественное, произвольное, преувеличенное.
В 50-е годы 19 века начинается рассмотрение барокко как исторического стиля, закономерного этапа в развитии искусства позднего возрождения.
В 80-е годы 19 века происходит настоящее "открытие" барокко: за ним признали право на существование как особого художественного явления.
В 20-е годы 20 века происходит кризис капиталистического мировоззрения. Пробуждается интерес к местным, национальным вариантам барокко. Дается периодизация, устанавливаются исторические границы.
Итак, барокко - стиль, главенствовавший в архитектуре и искусстве европейских стран конца XVI - середины XVIII в.
Эпоха барокко - одна из наиболее интересных эпох в истории мировой культуры. Интересна она своим драматизмом, интенсивностью, динамикой, контрастностью и, в то же время, гармонией, цельностью, единством. Для нашего времени - смутного, неопределенного, гипердинамичного, ищущего стабильности и упорядоченности, - эпоха барокко необычайно близка по духу.
Родина барокко - Италия, где утверждение нового стиля означало конец Ренессанса с его гармоническим мировосприятием, верой в безграничные возможности человеческого разума и упорядоченность вселенского бытия.
В разное время в термин "барокко" вкладывалось разное содержание. Поначалу он носил оскорбительный оттенок, подразумевая нелепицу, абсурд (возможно, он восходит к португальскому слову, означающему уродливую жемчужину). В настоящее время он употребителен в искусствоведческих трудах для определения стиля, господствовавшего в европейском искусстве между маньеризмом и рококо, то есть приблизительно с 1600 г. до начала 18 века. От маньеризма Барокко искусство унаследовало динамичность и глубокую эмоциональность, а от Ренессанса - основательность и пышность: черты обоих стилей гармонично слились в одно единое целое.
Барокко, тяготевшее к торжественному «большому стилю», в то же время отразило представления о сложности и многообразии мира, что отвечало новой картине мироздания - изменчивой и конфликтной, где отживающее и рождающееся находятся в постоянном противоборстве, а человек с его страстями, запутанным, сложным внутренним миром часто оказывается во власти иррациональных сил.
Не случайно барокко уходит от ясности и простоты, предпочитая геометрической строгости, прямой линии изысканную кривую; упорядоченному движению - вихреобразное; локальному цвету - мерцающие, меняющиеся под воздействием светотени золотистые тона или яркие, праздничные, неожиданно дисгармоничные в своем победном звучании.
• масштабность, контрастность, обилие декора,
• напряжённость, динамичность образов, аффектация, стремление к величию и пышности,
• стремление к иллюзорным эффектам в организации пространства интерьера (увеличение размеров помещений с помощью зеркал, высоты залов благодаря живописным плафонам, имеющим сложное решение перспективы);
• совмещение реальности и иллюзии, слияние искусств (городские и дворцово-парковые ансамбли, опера, культовая музыка, оратория);
• одновременно - тенденция к автономии отдельных жанров (кончерто гроссо, соната, сюита в инструментальной музыке).
Самые характерные черты барокко - броская цветистость и динамичность - соответствовали самоуверенности и апломбу вновь обретшей силу римской католической церкви. За пределами Италии стиль барокко пустил самые глубокие корни в католических странах, а, например, в Британии его влияние было незначительным.
Барокко в архитектуре
Для архитектуры барокко (Л. Бернини, Ф. Борромини в Италии, Б.Ф. Растрелли в России) характерны пространственный размах, слитность, текучесть сложных, обычно криволинейных форм.
• Часто встречаются развернутые масштабные колоннады, изобилие скульптуры на фасадах и в интерьерах, волюты, большое число раскреповок, лучковые фасады с раскреповкой в середине, рустованные колонны и пилястры.
• Купола приобретают сложные формы, часто они многоярусны, как у собора Св. Петра в Риме.
• Характерные детали барокко - теламоны, кариатиды, маскароны.
Волюта (итал. voluta - завиток, спираль), архитектурный мотив в форме спиралевидного завитка с кружком («глазком») в центре, составная часть ионической капители, входит также в композицию коринфской и композитной капителей. Форму волюты иногда имеют архитектурные детали, служащие для связи частей здания, а также консоли карнизов, обрамления порталов, дверей, окон (главным образом в архитектуре позднего ренессанса и барокко).
Преобладающие и модные цвета: приглушенные пастельные тона; красный, розовый, белый, голубой с желтым акцентом.
Линии: причудливый выпукло-вогнутый асимметричный рисунок; в формах полуокружность, прямоугольник, овал; вертикальные линии колонн; выраженное горизонтальное членение.
Формы: сводчатые, куполообразные, прямоугольные; башни, балконы, эркеры.
Конструкции: контрастные, напряженные, динамичные; вычурные по фасаду и вместе с тем массивные и устойчивые.
Характерные элементы интерьера: стремление к величию и пышности; массивные парадные лестницы; колонны, пилястры, скульптуры, лепнина и роспись, резной орнамент; взаимосвязь элементов оформления.
Благодаря причудливой пластике фасадов, сложным криволинейным планам и очертаниям дворцы и церкви барокко приобретают живописность и динамичность. Они как бы вливаются в окружающее пространство.
Эпоха барокко отвергает традиции и авторитеты как суеверия и предрассудки.
«Истинно все то, что «ясно и отчётливо» мыслится или имеет математическое выражение» - заявляет философ Декарт. Поэтому барокко - это ещё век Разума и Просвещения.
В Версале появляется первый европейский парк, где идея леса выражена предельно математически: липовые аллеи и каналы словно вычерчены по линейке, а деревья подстрижены на манер стереометрических фигур. Впервые одетые в униформу армии эпохи барокко большое внимание уделяют «муштре» - геометрической правильности построений на плацу.
Скульптура барокко.
Одну из лучших своих композиций "Экстаз Святой Терезы" (1645-1652 гг.) Бернини создал, будучи уже зрелым мастером.
В ней автор изобразил мистическое видение Святой Терезы Авильской, в котором к ней является ангел с огненной стрелой в руке, чтобы пронзить сердце Терезы великой любовью к Богу.
Беломраморная скульптура находится в окружении колоннады из цветного мрамора, а фоном стали позолоченные лучи, символизирующие Божественный свет.
Шедевр Л. Бернини - огромный (высотой 29 м.) балдахин (киворий) в соборе Святого Петра. Киворий (балдахин) расположен в подкупольном пространстве над главным алтарём на четырёх витых колоннах, на которых стоят статуи ангелов.
Величайшее архитектурное творение Бернини - площадь перед собором Св. Петра в Риме. 1657-1663 гг.
Барокко в живописи.
Изобразительное искусство барокко наиболее ярко и полно представлено декоративной монументальной живописью, которая, расширяя границы реального пространства, подчеркивала идею безграничности мира.
Главные ее темы - торжество Божественной справедливости, античные аллегорические сюжеты, прославление воинских побед, утверждение новых законов, идея неограниченной власти государства и церкви.
Живопись барокко характеризуется динамизмом композиций, «плоскостью» и пышностью форм, аристократичностью и незаурядностью сюжетов. Преобладают виртуозные декоративные композиции религиозного, мифологического или аллегорического характера, парадные портреты, предназначенные для украшения интерьеров и подчёркивающие привилегированность общественного положения человека. Создаются парадные портреты, предназначенные для украшения интерьеров.
Идеализация образов сочетается в них с бурной динамикой, неожиданными композиционными и оптическими эффектами, реальность - с фантазией, религиозная аффектация - с подчёркнутой чувственностью, а нередко и с острой натуральностью и материальностью форм, граничащей с иллюзорностью. В произведениях искусства барокко порой включаются реальные предметы и материалы (статуи с реальными волосами и зубами, капеллы из костей и т. п.).
В живописи большое значение приобретают эмоциональное, ритмическое и колористическое единство целого, часто непринуждённая свобода мазка, в скульптуре - живописная текучесть формы, ощущение изменчивости становления образа, богатство аспектов и впечатлений. Для итальянской живописи конца 16 века характерны неестественность и стилевая неопределённость.
Художники барокко видели главную задачу в передаче противоречивых чувств и переживаний, тончайших психологических оттенков человеческой души.
Яркий пример - творчество Рубенса и Караваджо.
Барокко в литературе.
«...Среди двора фонтан, наполненный до края,
Кристальная струя звенит, не угасая
На влажный алебастр, спадая с вышины
Есть сто чудовищ там - фонтана украшенье -
Необычайно тел причудливых сплетенье,
Как ваза, светлый круг бассейна вознесен,
Под ним из камня столб - подставкой служит он...»
Жорж де Скюдери, "Аларих, или побежденный Рим" 1654
В эпоху барокко реальный мир воспринимался как иллюзия, сон. Реалистические описания часто сочетались с их аллегорическим изображением.
Стиль барокко нашел свое выражение и в литературе. И если архитектура, скульптура и живопись стремились к единению, то и в литературе можно наблюдать аналогичные явления: лирика стремится к монументальности, величественности. В то же время для нее характерна детализация, орнаментика.
Для литературы барокко характерны стремление к разнообразию, к суммированию знаний о мире, всеохватность, энциклопедизм, который иногда оборачивается хаотичностью и коллекционированием курьёзов, стремление к исследованию бытия в его контрастах (дух и плоть, мрак и свет, время и вечность).
Широко используются символы, метафоры, театральные приёмы, графические изображения (строки стихов образуют рисунок), насыщенность риторическими фигурами, антитезами, параллелизмами, градациями.
К стилю барокко можно отнести и позднее творчество Мильтона, его поэмы на библейские сюжеты: "Потерянный рай", "Возвращение в рай", "Самсон-борец".
Для его творчества характерно: масштабность поэмы; сочетание чувственной, материальной стихии с высокой духовностью; рельефные образы; нагромождение деталей; господство идеи о двойственности и противоречивости жизни, борьбе добра и зла.
Научные свершения XVII в. изменили картину мира, вскрыв трагическую глубину вселенной, человеческой души, судьбы человека. Они способствовали изменению общей атмосферы духовной и интеллектуальной жизни. Культурный человек того времени видел, как неустойчива быстротекущая жизнь, как летят "минуты, что подтачивают дни, дни, что грызут и пожирают годы" (Луис Гонгора). Чувство безграничности мира, трагической незащищенности человека, несопоставимости малой, бренной, страдающей песчинки человеческой жизни и неизменной, холодной, бесконечной бездны космоса - таковы духовные открытия барокко.
Отрылась бездна, звезд полна,
Звездам числа нет, бездне дна.
М. Ломоносов
Барокко задает вопросы, обращенные к небу, к человечеству, в никуда (риторический вопрос - излюбленная фигура барочной риторики):
Кто ты, о человек? Сосуд свирепой боли,
Арена всех скорбей, превратностей поток,
Фортуны легкий мяч, болотный огонек,
Снег, тающий весной, мерцанье свеч не боле...
Грифиус
В искусстве барокко сосуществовали несовместимые друг с другом противоположности, создавая своеобразную гармонию. А торжественная выразительность искусства барокко была соткана из контрастов.
Перед нами барочная картина мира:
Игралище времен, непостоянный род,
На сцене бытия в преддверии утраты
Тот вознесен, тот пал, тому нужны палаты,
Тому - дырявый кров, кто царствует, кто ткет.
Вчерашнее ушло, минутный счастья взлет
Сметает новый день и завтра в бездну канет,
Зеленая листва поблекнет и увянет,
И острие меча на нежный шелк падет.
Грифиус
Литературу барокко создавали многие другие знаменитые авторы.
В их числе называют обычно итальянского поэта Т. Тассо, испанского драматурга Т. де Молина и П. Кальдерона (в пьесе "Жизнь есть сон" - герой понимает, что злую судьбу не победить местью, что главная победа в жизни - победа над самим собой, а не над другим; что остаток дней пролетит, как сон. И пробудившись в иной жизни, придется за все держать ответ), англичан Дж. Мильтона и Дж. Беньяна. Барочные черты исследователи находят и у Сервантеса, и в поздних произведениях У. Шекспира.
Каковы же характерные особенности литературы барокко?
1) противопоставление жизни и смерти; 2) контрастность; 3) риторические вопросы; 4) чувство безграничности мира, трагической незащищенности человека; 5) образ изменчивости и непостоянства человеческой жизни.
Музыкальная культура барокко. Общая характеристика
Выступления поисковых групп «Композиторы эпохи барокко»
Клаудио Монтеверди. Георг Фридрих Гендель. Иоганн Себастьян Бах. Антонио Вивальди.
Художник и искусствовед И.Э.Грабарь утверждал: «Высокий Ренессанс уже на три четверти барокко».
В разных странах барокко в архитектуре проявлялось по-разному.
Но характерные черты и признаки можно обнаружить повсеместно:
• сложные криволинейные планы;
• мощная пластика стен;
• создание синтеза искусств, объединенных общим замыслом и стилем;
• создание величественных архитектурных ансамблей в городах и дворцово-парковых - в загородных резиденциях;
• обилие золота, деревянной и каменной резьбы, пышных декоративных деталей и скульптур;
• богатая игра цвета и света.
Это стиль, основанный на применении классических ордерных форм, приведенных в состояние
П.П. Муратов: «...Барокко не только архитектурный стиль, даже не только новый принцип в искусстве. Это целая эпоха в истории нравов, понятий и отношений, феномен не только эстетический, но и психологический. У барокко были не только свои церкви и дворцы, у него были свои люди, своя жизнь».
Устный анализ архитектурных ансамблей эпохи барокко:
• Ансамбль Смольного. Архитектор Ф.Б. Растрелли.
• Церковь Св. Петра и Павла. Архитектор Д.Тревано.
• Церковь Покрова в Филях. 1693-1694 гг. Москва.
• Церковь Троицы в Никитниках. 1631-1634гг. Москва.
• Самые крупные ансамбли барокко в мире: Версаль (Франция) Петергоф (Россия) Аранхуэс (Испания) Цвингер (Германия)


Домашнее задание на 15 декабря.

Посмотреть фильм "Вермеер Тима".

Домашнее задание на 8 декабря.

1.Подобрать и принести на флешке или прислать Татьяна Станиславовне музыку, сответствующую, на ваш взгляд, творчеству Хендрика Аверкампа.
2. Нарисовать и вырезать на картоне фигуру конькобежца в костюме XVI или XXI века. Высота фигуры 10 см. 
Image result for аверкамп

Домашнее задание на 1.12
Создать АРЧИМБОЛЬДИЗМ.

Домашнее задание на 17.11
Подготовить доклад об одной из картин Караваджо:

Алексеев Сергей Нарцисс
Иншутина Агафья Гадалка 
Касаткин Сергей Распятие Святого Петра 
Кириенко Татьяна Лютнист 
Мальцев Алексей Бичевание Христа 
Розина Ангелина Призвание апостола Матфея 
Степанов Володя Погребение Христа 
Ушков Евгений Обращение Савла 
Фадеева Елизавета Жертвоприношение Исаака 
Шурхай Саша Давид и Голиаф 

Домашнее задание на 27.10
1. Написать небольшое эссе, ответить на вопрос:
«Несет ли искусство добро, изображая зло на примере картин Иеронима Босха?»
2. Найти соответствие и записать имена художников и архитекторов Северного Возрождения и их современников на Руси и в Италии. 

Домашнее задание на 06.10

Автопортрет в манере Дюрера.

Домашнее задание на 29.09

1. Творческая работа "Портрет четы Арнольфини"в любом виде искусств.

Домашнее задание на 22.09

1. Прочитать и сделать краткий конспект в тетради статьи. Подготовиться к письменному опросу по тексту:

http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/5968/.

2. Прочитать текст урока. 

Cеверное Возрождение
Новая культура стран, расположенных к северу и западу от Альп (Франция, Нидерланды, германоязычные земли), совокупно именуется Северным Возрождением.
Cеверное Возрождение - термин, использующийся для описания эпохи Возрождения в северной Европе, или более обобщающе - во всей Европе за пределами Италии, к северу от Альп. В каждой стране оно имело определённые специфические черты. Так, культурология разделяет Немецкое, Нидерландское, Французское, Испанское, Английское Возрождение и др. В основе Возрождения лежат идеи гуманизма. Северное Возрождение тесно связано с итальянским Возрождением, но имеется ряд характерных отличий.
 Искусство Северного Возрождения развивалось в Нидерландах, Германии, Франции, Англии (на севере от Италии). В этих странах ренессансная художественная культура сложилась позднее, чем в Италии. В ХV веке в Европейском готическом искусстве появляются новые черты, характерные для культуры Ренессанса: интерес к реальной жизни, человеку, природе и её явлениям.

Северное Возрождение тесно связано с итальянским Возрождением, но имеется ряд характерных отличий.
Особенности Северного Возрождения:

 опора не только на античность, но и на местную традиционную культуру, на народный фольклор;
 архитектура теряет ведущее значение;
 любовь к символизму;
 ренессансные черты наиболее ярко проявились в Нидерландах - в алтарной живописи,
 во Франции - в замковой архитектуре,
 в Германии - в гравюре,
 в Англии - в миниатюрном портрете.

ВОЗРОЖДЕНИЕ В ГЕРМАНИИ

Немецкое искусство ХV века можно охарактеризовать не как раннее Возрождение, а как переходный период.
Отличительные черты:
- Связь с протестантизмом
- Основные произведения -алтари
- Приверженность поздней готике
- Лаконизм, аскетизм
- Типизация образов
- отсутствие пышных деталей
- Большое развитие получила книжная графика, гравюра
- Художники одновременно живописцы и гравёры
- большее влияние готического искусства,
- меньшее внимание к изучению анатомии и античного наследия,
- тщательная и детализированная техника письма.

На рубеже ХV - ХVI веков работают выдающиеся мастера немецкого Возрождения
Альбрехт Дюрер, Матиас Грюнвальд, Лукас Кранах Старший, Ганс Гольбейн Младший

Image result for гентский алтарь вокруг света

Ян ван Эйк (род. ок. 1390 г. - ум. в 1441 г.)


Человек - не вершина творения, а всего лишь одно из свидетельств могущества Творца. Небо и земля, растения и животные, сам человек и созданное руками его - все заслуживает благоговейного внимания. И это ощущение божественной драгоценности повседневного бытия, живущее в творчестве Яна ван Эйка, послужило во многом исходным пунктом развития реализма в истории европейской живописи.
Дату рождения художника относится к первой половине 1390-х гг.; родиной же его традиционно считают город Маасэйк в нидерландской провинции Лимбург. Первыми уроками мастерства, опять-таки предположительно, Ян был обязан своему старшему брату Губерту.
К 1422 г., когда имя ван Эйка впервые упоминается в документах, это был уже известный живописец, состоящий на службе у Иоанна Баварского, графа Голландии, Зeландии и Геннегау, двор которого располагался в Гааге.

После смерти Иоанна Баварского мастер, пользующийся громкой славой, покинул Голландию и обосновался во Фландрии. Весной 1425 г. в Брюгге он был принят на службу к Филиппу Доброму, герцогу Бургундскому, «со всеми почестями, преимуществами, свободами, правами и выгодами». В том же году художник переехал в Лилль.
По роду своей службы или, может, ввиду особого доверия, Ван Эйк дважды направлялся могущественным правителем в «некое секретное путешествие». В 1427 г. он отбыл в Испанию и затем в Португалию вместе с послами Филиппа, задачей которых было договориться о заключении брака между вдовцом-герцогом и португальской принцессой Изабеллой.
Исполняя возложенную на него миссию, художник написал два портрета невесты и отослал своему господину вместе с проектом брачного договора. В начале 1430 г. Ван Эйк благополучно вернулся во Фландрию со свадебным кортежем.

Новые возможности масляной живописи помогли братьям Ван Эйк сотворить Гентский алтарь - один из величайших живописных памятников Европы XV в. Работа над ним была начата, видимо, около 1422 г. Губертом, а после его смерти в 1426 г. продолжена младшим братом.
История написания и судьба Гентского алтаря, как и всякого шедевра, полна загадок и драматических событий. Прежде всего, исследователям не дает покоя вопрос об авторах произведения. Надпись на его раме о том, что работу «начал художник Губерт ван Эйк, выше которого нет», а закончил его брат Ян, «в искусстве второй», была сделана только в XVI в. и особого доверия не вызывает.

Существует предположение, что слово «художник» следует читать как «скульптор» и относится оно к резчику, выполнившему обрамление, в связи с чем родилась смелая гипотеза К. Волля и Э. Рендерса: а был ли Губерт? Или это лишь легенда, выдуманная, чтобы отдать главную роль в создании алтаря жителю Гента? Однако что тогда делать с архивными свидетельствами о жизни и смерти Губерта ван Эйка?
При всем многообразии точек зрения на роль каждого из братьев в создании Гентского алтаря ни одна из них не кажется достаточно убедительной. Во всяком случае, большая часть работы была выполнена много лет спустя после кончины старшего брата.

Гентский алтарь уникален. Он представляет собой грандиозный многоярусный полиптих, достигающий в центральной части трех с половиной метров в высоту и пяти метров в ширину в раскрытом виде. Даже если бы Ян ван Эйк в своей жизни больше ничего не создал, он все равно вошел бы в историю как aвтop Гентского алтаря. В 1432 г. работа была закончена, и складень занял предназначенное для него место в церкви Св. Иоанна-Крестителя (ныне собор Св. Бавона).
Период высшей творческой зрелости Яна ван Эйка пришелся на 1430-е гг. К этому времени художник переехал из Лилля в Брюгге, купил дом «с каменным фасадом», а вскоре женился. В 1434 г. герцог Филипп III стал крестным отцом первого из десяти детей Яна и, в связи с рождением сына, преподнес ему в подарок шесть серебряных чаш.
Портрет четы Арнольфини (1434 г.), считающийся первым в истории европейской живописи парным портретом, - еще один бесспорный шедевр Ван Эйка.
Итальянский купец изображен держащим за руку свою молодую жену в момент торжественной супружеской клятвы в присутствии двух свидетелей, чьи отражения видны в висящем на стене круглом зеркале - символе всевидящего Божьего ока.
Надпись на стене «Ян ван Эйк был здесь» позволяет думать, что художник-присутствовал при этом старом нидерландском обычае обручения в домашней обстановке. Обряд совершается в святая святых бюргерского дома-спальне, где все вещи имеют затаенный смысл, намекая на священность супружеского обета и семейного очага. В основе всех изображений ван Эйка лежит рисунок, часто сделанный с натуры. Ярким примером графического мастерства художника служит «Св. Варвара» - предмет долгих споров ученых, не пришедших к единому мнению, является ли это произведение законченным рисунком или ненаписанной картиной. Серебристый рисунок сделан тончайшей кистью по загрунтованной доске, вставленной в авторскую раму с надписью: «Иоанн ван Эйк меня сделал в 1437 году».

Художник скончался 9 июля 1441 г. в Брюгге, городе, ставшем для него родным, и был похоронен «в ограде» церкви Святого Донациана. Лишь через год родственникам удалось перезахоронить его тело, уже внутри церкви, около купели.

Ян ван Эйк был одним из величайших гениев, чье творчество, исполненное огромной духовной силы и глубины идей, стало источником для развития искусства Нидерландов и других стран Европы. В своеобразном девизе Ван Эйка «Как умею» слились смирение и достоинство, присущие как самому художнику, так и всему его творчеству.

МАТТИАС ГРЮНЕВАЛЬД(1475-1528)
Настоящее имя художника Готхарт и фамилия Нитхарт.
Именем Матиас Грюневальд, под которым Готхарт Нитхарт вошёл во всемирную историю искусства, художник обязан своему первому биографу который в своей работе использовал двухтомник по истории искусства 1675-1679 гг. и, по всей видимости, спутал Готхарта Нитхарта с другим художником, работавшим на рубеже XIV-XV вв. в городе Зелигенштадт недалеко от Франкфурта.
Изенгеймский алтарь вплоть до середины 19 в. считался шедевром Дюрера, а другая крупная работа Нитхардта, «Штуппахская Мадонна», приписывалась кисти Рубенса! Лишь в 1910-е годы началась научная работа: было установлено подлинное имя художника, по крупицам воссоздавалась его биография, составлялся каталог произведений (уцелело лишь около десятка многочастных живописных работ и 38 рисунков).
Матис Нитхардт-Готхардт, он же Маттиас Грюневальд, занял, наконец, достойное место в истории европейской живописи. Одни считают его предтечей импрессионизма, другие провозглашают чуть ли не основоположником экспрессионизма, третьи объявляют родоначальником натурализма, четвертые - первым сюрреалистом.

К центральной части - коробу с деревянными статуями - по бокам крепятся створки: две пары подвижных и пара неподвижных. Обе стороны подвижных створок и неподвижные створки расписаны. (В музее Unterlinden все части алтаря демонстрируются раздельно, что, конечно, облегчает осмотр, но нарушает общий замысел произведения.
Изображение Иисуса только на первый взгляд кажется натуралистически точным. Во имя предельной выразительности живописец довольно заметно преображает форму, утрирует детали.

Его цель - передать не внешнее правдоподобие, а безмерность внутреннего напряжения. Присмотритесь внимательнее к фигурам изенгеймского «Распятия»: их ступни и кисти рук слишком крупны, мучительно изломанные длинные пальцы словно не имеют костей, лица искажены страданием, губы кривятся в горестном крике. Ренессансные понятия о прекрасном (о соразмерности частей, гармонии, верности натуре, классическом рисунке) отступают перед бьющей через край экспрессией.
Три развёртки алтаря выставлены сейчас в Кольмаре по отдельности.
Изенгеймский алтарь раскрывался на третьей развёртке только 17 января, в день св. Антония.

Image result for изенгеймский алтарь

 

Создание сайта: Pavrona © Православная классическая гимназия "Радонеж", 2000-2018.
При использовании материалов обязательна ссылка на сайт гимназии: www.gymnasia-radonezh.ru
117574, Москва, пр-д Одоевского, 13
Тел./факс: (495) 423-51-22
Orthodox Christianity.ru